Главная   Новости   Контакты   Схема проезда   
Разделы сайта
Послания Алексия II
Св. Отцы о Покаянии
Всенародное Покаяние
История с.Тайнинское
Божьи свидетельства
Вопросы и Ответы
Проповеди и статьи
Архив

Чин покаяния
ПОКАЯНИЕ СПАСЕТ МИР!
Подробнее

Новости
27 ноября 2009
ОБРАЩЕНИЕ всем верным православным христианам от ревнителей Всенародного покаяния.
Подробнее...
22 мая 2009
ОБРАЩЕНИЕ к преосвященному Диомиду, епископу Анадырскому и Чукотскому и всем верным чадам Русской Православной Церкви от клириков и мирян Тульской епархии РПЦ МП
Подробнее...
13 марта 2009
Великий Пост: время особого всенародного покаяния и соборной молитвы. Не дай Бог прельститься в эти дни красноречием гордыни, и впасть в осуждение и тщеславие!
Подробнее...

«Блюдите убо, како опасно ходите»

«Церковь Бога Живаго – столп и утверждение Истины»
(1Тим. 3, 15)


СОДЕРЖАНИЕ:

1. Размышление смиренного сердца
2. Слово об осуждении еретиков преподобного Иосифа Волоцкого
3. Обновленчество вчера и сегодня
4. Архиепископ Аверкий Таушев
5. Всеправославное совещание 1948 года
6. Плоды экуменического древа
7. Унии и униатство
8. Тайное униатство – новая доктрина борьбы с Православием
9. В помошь «Святому и Великому собору Восточной Православной Церкви»
10. Заключение


1. Размышление смиренного сердца

   Среди византийских рукописей Ватиканской Библиотеки имеется рукопись, представляющая собой отрывок записей некоего монаха Василия о его беседах со Старцем, имя которого до нас не дошло; либо монах Василий, записавший слова блаженной памяти Старца, полагал, что всем известно, о ком он говорит; либо имя Старца упомянуто в предыдущих записях этого инока, которые утеряны. Предполагается, что блаженный Старец, о котором говорит монах Василий, был известным подвижником одного из монастырей близ Константинополя и жил в начале XV века. Инок Василий пишет следующее:
   "Как я раньше говорил, блаженной памяти Старец редко нарушал свой затвор и только по нужде, движимый любовью к ученикам, выходил к нам и поучал нас своими словами, исполненными духовной сладостью и мудростью. Пробыв несколько лет в отсутствии и вернувшись в Царский Град, я узнал, что блаженный Старец недомогает, и сильно пожелал увидеть его, прежде чем Господь не призовет его из этой жизни. Некоторые из нашей братии также пожелали вместе со мной навестить его, и, прибыв к дверям его кельи, мы через его келейника просили Старца удостоить нас своего благословения и поучения. Старец милостиво выразил готовность и велел вынести нам утешение и просил сесть на лужайке близ его келии и отдохнуть от дороги. Вскоре он вышел к нам; он был совершенно седой, роста среднего, несколько сгорбленный, на устах его была добрая улыбка, и с добротой он взирал на каждого из нас. Часто в глазах его отражалась скорбь, потому что он глубоко жалел весь мир, погрязший в грехах и бедствиях и, говоря о сем, Старец опускал голову и плакал. Мы сели полукругом и внимали словам Старца. Он говорил нам, до какой степени Господь желает нашего спасения и все сделал для этого, и до какой степени простирается Его милость и благодатная помощь и праведнику и грешнику, и до какой степени мало необходимо с нашей стороны для спасения души: трапеза веры исполнена до пределов; и, однако, люди небрегут о спасении своей души и призыв Господа не хотят слушать, хотя даже самые слова "спасение" и "спастись" говорят о крайней опасности, – ведь эти слова мы связываем с понятием крайней опасности и бедствия, говоря, например, "спасся от пожара", "спасся от гибели", "спасся во время нашествия врагов" и т. д., – и должны побуждать человека к сугубой осторожности в жизни и к сильному желанию спастись; должны будить в человеке веру в Спасителя и любовь к Нему. Между тем, люди небрегут о сем, считая, что реален только этот, земной мир, видимый нашим глазам; а между тем, не знают они, что духовный мир и есть реальность и сущность вещей; так весь земной, материальный мир, объемлемый понятиями высоты, ширины, глубины и веса, находится во власти времени, которое все приводит к разрушению, потому что время – слуга смерти; а духовный мир стоит вне этих ограничений, вне этих цепей и рамок меры, и он бесконечно богат, вечен и неразрушим. Поэтому в духовности и состоит "rerum natura" (редкая природа – лат.).
   Говорил блаженный Старец и о том, что приближается страшное время. Враги Господа нашего Иисуса Христа пленят нашу землю и Великая Церковь уже перестанет быть храмом Божиим. Великие бедствия постигнут землю ромеев (греков), и она перестанет существовать по великим судьбам Божиим. Умирают отдельные люди, умирают города, умирают и целые народы, потому что нет ничего вечного под солнцем, кроме вечной души человеческой, созданной по образу и подобию вечного Бога. Не ждите помощи от западных христиан, ожидая, что они возьмут оружие и поднимутся на защиту общего христианского наследия. Не ждите. Потому что западные христиане – не христиане. Они – язычники. У нас, православных, также много языческого. Брат, не огорчайся этими моими словами, а исследуй свою душу, посмотри, сколько в ней кумиров: Меркурий – бог алчности, Афродита – богиня плотского вожделения, Арей – бог гнева и т. д.; а в середине их некий Зевс – сам ты в своем самолюбии и самоугождении; да, брат, у нас много языческого, поэтому мы, православные, и грешны и как отдельные личности, и как народ. Но все же мы язычники на поверхности, а в глубине души мы – христиане; потому что в смирении нашем мы имеем в сердце Христа. И поэтому, несмотря на наши грехи, во смирении нашем помянул нас Господь (Пс. 135, 23). А западные народы – на поверхности христиане; а в сердце, в душе – язычники. Мы, православные, скорбим, что у нас в душе живут идолы, и в смирении падаем ниц перед Христом и всем сердцем хотим быть Его. А у западных, как некая легкая позолота на меди, существует христианство, а дальше – полное язычество, потому что они поклоняются своим кумирам в душе, и те владеют ими, и поскольку они горды – у них в сердце нет Христа. Поэтому мы, православные, действительно язычники – на поверхности, а христиане – в глубине; а западные, латиняне, христиане – на поверхности, а язычники – в глубине. Поэтому не жди от них помощи для нас. Мы, православные, для них – чужие.
   Но это еще не будет концом мира. Конец мира наступит позднее, и время пришествия конца мира находится в руках Божиих, а вместе с этим – и человеческих. Бог пошлет Свой серп всемирной жатвы тогда, когда человеческое зло созреет до пределов; пока же на земле живут вместе со злыми и праведные, и пока стоит Церковь Христова, не осквернив свои одежды (Откр. 3,4), до тех пор зло в мире не в силах еще созреть; когда же праведников уже не будет и когда океан зла затопит всю вселенную, тогда придет конец мира, и он будет сожжен и исчезнет в небытие для перерождения в новый и совершенный мир, в котором правда живет (2 Петр. 3, 9 – 13). При наступлении конца мира все бедствия, которые земля и люди испытали до сих пор, не могут идти в сравнение с оными, грядущими бедствиями. Тогда придет время скорби на всю вселенную, и человек возненавидит человека, и человек убоится человека, и человек не будет верить человеку; и бедствия будут сменяться еще более страшными бедствиями, и страх – страхом, и опасность – опасностью, и боль – болью, и скорбь – скорбью. Но люди не вразумятся и не прибегнут к Богу, могущему их спасти, а, наоборот, эти скорби приведут к тому, что всякая духовная жизнь иссякнет: человек будет настолько озлоблен, настолько окаменен, омрачен и поглощен единой заботой, как бы просуществовать, что для духовной жизни уже не будет у него ни воли, ни места в сердце, да и наставников духовной жизни уже не будет, потому что и они пойдут за веком сим, и Божии церкви либо опустеют, либо будут разрушены, либо духовно осквернены недостойными архипастырями и пастырями. И в самый разгар бедствий и хаоса в мире явится антихрист; он придет как бы умиротворитель и успокоитель, и добрый хозяин, могущий привести мир в порядок, а на самом-то деле он будет враг всему и ненавистник всякого блага, и тиран и злодей, какого еще не бывало в мире, никогда и не будет. Каждый человек будет под учетом: каждое не только дело и жизнь, но и слово и даже душевное движение его будет под непрестанным надзором и наказанием, так что человек отучится и думать из боязни, чтобы на лице его невольно не отразилось нечто не созвучное власти всемирного правителя, то есть антихриста. Всякий труд и каждая пядь земли и горсточка зерна будут во власти антихриста; и в наступивших природных бедствиях чрезмерный жар будет сменяться на чрезмерный холод, засуха на наводнения; страшные вихри будут разрушать многое; вулканические извержения, землетрясения, болезни среди людей, животных и растений поразят ужасом и отчаянием живущих на земле. На земле, уже не благословляемой на труд над ней и на плодоприношение, наступит ужасающий голод и полное оскудение во всем. И только принявшему на себя знамение Зверя, то есть сатаны, будет позволено до времени существовать, хотя и в самых рабских и низких условиях крайней нищеты и попрания человеческого достоинства, принятого человеком от его Творца. Все будет сделано с той целью, чтобы имя Христово совершенно было похищено из сердца человека. Поистине, наступит адское царство на земле. Людей Божиих останется очень мало. Наступит царство ада на земле. Страшные бедствия будут не только на земле, но обымут и всю вселенную. Потому что и для земли и для всей вселенной, связанной с землей в едином плане творения, придет время агонии; потому что и земле, и всей вселенной надлежит умереть для того, чтобы затем облечься в нетление, по слову апостола: Тленному сему надлежит облечься в нетление (1 Кор. 15, 53). Ты слышал слова Спасителя нашего: Вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются (Мф. 24, 29). И пророк говорит: Солнце превратится во тьму, и луна – в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и страшный (Иоил. 2, 31). И другой пророк говорит: Звезды небесные и светила не дают от себя света; солнце меркнет при восходе своем, и луна не сияет светом своим (Ис. 13, 10); и еще: И земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет. За то проклятие поедает землю, и несут наказание живущие на ней, за то сожжены обитатели земли, и немного осталось людей... помрачилась всякая радость; изгнано всякое веселие земли... Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена... и небеса свернутся, как свиток книжный; и все воинство их падет, как спадает лист с виноградной лозы, и как увядший лист – со смоковницы (Ис. 24, 5, 6, 11, 19, 34, 4). И в Откровении читаем: И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих (Откр. 6, 12–14). Будет, по выражению одного древнего писателя, "такое время, в которое никто не пожелал бы жить; из ночи в ночь будет увеличиваться тревога; изо дня в день – трепет". Перед кончиной мира люди увидят агонию вселенной, которая должна разрушиться для того, чтобы Бог создал все новое, нетленное и неразрушимое. Этот мир состарился и обветшал по причине греха и мирового зла; новый мир будет управляться правдой Божией и поэтому он будет вечен и прекрасен. Великий апостол говорит: И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали... И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое (Откр. 21, 1,5). Но пока это не наступит, бедствия будут чрезмерны, и Церковь Христова будет гонима до пределов, чтобы совершенно отъять ее с лица земли, потому что до тех пор, пока совершается Божественная Литургия благодатным священством, власть диавола не может осуществиться на земле. Каждая Божественная Литургия – это присутствие Божие на земле и возвещение победы Христовой над диаволом и смертью. Гонение на Церковь Христову будет и явное и скрытое, тайное и наглядное, всех и каждого, и везде и всячески. Будет известное число мучеников; как велико оно будет, это – известно только Богу; но будет и множество отступников, которые примут на себя знамение зверя. Этих отступников, этих слабых, этих негодных уже давно подготавливали силы зла: в течение многих столетий силы зла подкапывали основания Церкви. Но знай, что самые мощные силы ада, "врата адовы", не одолеют Церковь (Мф. 16, 18), с которой Господь Христос обещал пребывать до скончания века (Мф. 28,20). Эта Церковь будет гонимой беспощадно и будет скрываться в пещерах и пропастях, и пустынях, и на служителях ее будет почивать благодать Божия, и Бог не допустит великому врагу уничтожить их. Братья, внимайте знамениям наступления конца мира, которые нам открыл Господь наш Иисус Христос и Его пророки и апостолы, не ослабевайте в вашем уповании на Бога".
   Здесь рукопись прерывается.

«Размышление смиренного сердца», Общество «РАДОНЕЖ», 1991 г.


2. Слово об осуждении еретиков преподобного Иосифа Волоцкого

   Слово против ереси новгородских еретиков, утверждающих, что не следует осуждать ни еретика, ни вероотступника, здесь же дано рассуждение по Божественному Писанию о том, что еретика и вероотступника не только осуждать, но и проклинать следует, а царям, князьям и судьям следует отправлять их в заточение и подвергать жестоким казням.
   Поскольку теперь новоявленные новгородские еретики – протопоп Алексей, поп Денис, Федор Курицын и многие другие, рассуждающие подобным образом, сотворили много зла, которого ни высказать устами, ни описать словом, ни объять умом, такую хулу изрекли они на Святую Животворящую Троицу, на Пречистую Богородицу, на великого Иоанна Предтечу и на все святыни, и столько осквернений нанесли они святым Божьим церквам, Честному и Животворящему Кресту, всечестным иконам, – и, сотворив столько такого зла, устрашились они ревности православных о благочестии, чтобы увидев такое зло, не осудили те их на соборе в согласии с Божественными установлениями на окончательную гибель в этой жизни и в будущей, – потому-то и приложили они все силы к тому, чтобы ввести в заблуждение православных, и в намерении запугать истинно верующих изрекали такие речи, что, дескать, не нужно осуждать ни вероотступника, ни еретика, ссылаясь в качестве свидетельства на слово Господа, который сказал: «Не осуждайте, чтобы и нас не осуждали», и святого Иоанна Златоуста, который говорит, что никого не нужно ни ненавидеть, ни осуждать – ни неверного, ни еретика, и не нужно также еретика убивать, но если необходимо судить еретика или вероотступника, то пусть его судят по царским и гражданским законам, и не монахи, да и не миряне, если не имеют они отношения к суду.
   Кто хочет точно усвоить себе слова Господа: «Не осуждайте, чтобы и вас не осуждали», пусть прочтет свидетельства Божественных Писаний, что об этом написали святые, преподобные и богоносные отцы наши – святой Иоанн Златоуст, Василий Великий, божественный Афанасий Великий и многие другие святые отцы наши. А достойнейший и превосходный преподобный отец наш Никон из этих сочинений сделал выборки и изложил в своей большой книге, в тридцать девятом слове.
   Мы же теперь побеседуем о том, что говорит божественный Иоанн Златоуст. Говорит он, что нельзя творить зло или ненавидеть какого бы то ни было человека, хоть нечестивого, хоть еретика. Этот великий и равный апостолам муж говорит и указывает, что эти повеления связаны со временем. Не было Божьей Воли, чтобы так было всегда, как свидетельствует сам великий Иоанн Златоуст, говоря, что нельзя творить зло или ненавидеть какого бы то ни было человека, хоть нечестивого, хоть еретика, пока не приносит он вреда нашей душе. Ведь так поступают и пастухи; до тех пор, пока дикие звери не доставляют им забот, расположившись под дубом или под кедром, играют они на дудке, позволяя всякой овце пастись на воле. Но как только заметят они, что приближается волк, тотчас, отбросив дудку, хватают пращу и, забыв о свирели, вооружаются дрекольем и каменьями, – встав впереди стада и издавая угрожающие крики, зачастую еще до нападения отгоняют они зверей. Точно так и нам, пастырям и учителям, пасущим Христово стадо, следует поступать. Ведь если увидят они неверного или еретика, никакого вреда не приносящего душам верных, то, вбирая мудрость на лугах книжных сказаний, с миром и кротостью пусть поучают неверных и еретиков. Но если увидят они проклятых еретиков, более коварных, чем все волки, стремящихся погубить Христово стадо и растлить его еретическими иудейскими учениями, следует им тогда высказать ревность и старание, чтобы ни одна овца стада Христова не была похищена дикими зверьми. Вот как говорил об этом священный Иоанн Златоуст. Когда не обольщают никого из православных неверные и еретики, не следует тогда творить им зло или их ненавидеть, но когда мы видим, что неверные и еретики хотят обольстить православных, тогда следует не только ненавидеть их или осуждать, но и предавать проклятью, наносить им раны и тем освящать свои руки.
   Как тот же святой Иоанн Златоуст сам указывает, так говоря: «Раз была у нас речь о хуле, что на Единородного Сына Божия, хочу я просить у вас одного только подарка, чтобы наказывали вы всех в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на площади среди людей хулит Христа Господа, подойди и пресеки. Если и насилие над ним совершить придется, не избегай – ударь по лицу, дай пощечину, освяти свою руку раной. Если и схватят тебя, если и в суд поведут, – иди. Если спросят на суде, то есть допрашивать будет судья, отвечай не робея, что хулил тот Ангельского Царя: ведь если наказывать нужно тех, кто хулит земного царя, то тем более тех, кто хулит Царя Небесного. Общий грех всех, если нет правды. Каждый, кто может, должен высказаться за нее, чтобы знали жиды и скверные еретики, что христиане спасители и создатели города, защитники и учителя. Пусть убедятся необузданные и развращенные жиды и еретики, что Божьих рабов остерегаться им нужно, и когда захотят они поделиться между собой чем-нибудь подобным, пусть повсюду следят друг за другом, трепещут и тени, опасаясь, чтобы не слышали христиане.
   Разве не знаете вы, как поступил Иоанн? Увидел он, что тиран, мучитель людей, пренебрег брачными законами, и сказал на площади без страха: «Нельзя жениться тебе на жене Филиппа, твоего брата». А я ведь не о людях держу речь, не о судьях, не о противозаконных браках, но об оскорблении Господу. Хоть и придется умереть, не уклонись, чтобы наставить брата твоего: ведь мучение это будет за Христа. Так и Иоанн стал мучеником, хоть не принуждали его приносить жертвы или поклоняться идолам, но увидел он, что попираются Божественные законы, и за это душу спою положил». И далее он говорит: «Не раз говорил я вам, возлюбленные мои, про безбожных еретиков и снова умоляю, чтобы не объединялись мы с ними ни за едой, ни за питьем, ни дружбой, ни любовью: кто это делает, чужим делается Христовой церкви. Если кто и ангельской жизнью живет, но с еретиками связан любовью и дружбой, – чужд таковой Господу Христу. Кто не может насытиться любовью ко Владыке Христу, тот не может насытиться и ненавистью к Его врагам. Но ведь Он Сам говорит: «Кто не со Мною, тот против Меня». Вот что говорит и на чем настаивает священный Иоанн Златоуст, подвигнутый святыми апостолами. Ведь и святые апостолы так поступали. В «Деяниях святых апостолов» описывается что, когда пришли в Самарию святые апостолы Петр и Иоанн, Симон-волхв принес им серебро и сказал: «Дайте мне эту способность, чтобы, на кого возложил я руку, – тот принял святого Духа», – и святые апостолы не осудили его тогда на смерть. Но когда дошел он до полного бесчестия, и стал развращать благочестивых, и обольщать верующих, тогда осуждают его на смерть.
   Точно так же поступил и святой Иоанн Богослов. До тех пор, пока Киноп жил у себя на месте и не обольщал никого из верных, он не был осужден. Но когда прибыл он в город, намереваясь развратить верующих, был осужден на смерть. Точно так и святой апостол Филипп: не пошел он к первосвященнику, не осудил его; но когда увидел, что первосвященник пришел только затем, чтобы развратить благочестивых, тогда на смерть осудил его.
   Подобным же образом поступил апостол Павел: не стал разыскивать волхва Елиму, осуждать или уничтожать. Но когда увидел, что тот отвращает проконсула от веры, тогда осудил его на то, чтобы тот ослеп и не видел солнца.
   Подобным же образом поступали святые и преподобные богоносные отцы наши, архиереи и пастыри.
   Когда святой Иоанн Златоуст увидел, что ариане живут в Константинополе и никому из православных не чинят пакостей, он и сам не сделал им зла. Но когда увидел он, что занимаются они обольщением и составили ряд песнопений и гимнов, чтобы расшатать веру в Единосущность, упросил Цесаря, чтобы тот изгнал их из города.
   Точно так и святой Порфирий, епископ газский, видя, что еретики манихейского толка живут в Газе и не обольщают никого из православных, не осуждал их. Но когда увидел, что пришли они туда затем, чтобы обольстить христиан, осудил их вначале на немоту, потом и на смерть.
   Так и святой Лев, епископ катанский, не осудил вначале Лиодора-еретика на смерть. Но когда увидел, что пришел тот к храму и рассеивает соблазны, чтобы обольстить тех, кто верен благочестию, вышел он из храма и сделал так, что пожжен Лиодор был огнем, потом вернулся он в храм и отслужил Божественную службу.
   Также и святой Феодор, эдесский епископ, когда нашел множество еретиков в Эдессе, не желающих особенного вреда православным, тогда и он не сделал им никакого зла. Но когда увидел, что собрались они на такое зло, чтобы обольстить православных и разграбить церковное имущество, тогда отправился он даже в Вавилон и упросил царя, чтобы тот истребил еретиков.
   И много еще такого в Божественных Сочинениях, что когда еретики, держащиеся каких-либо ересей, не приносят православным вреда, тогда не судят их святые и преподобные отцы наши. Когда же видят они, что неверные и еретики намерены обольщать православных, то осуждают их. Так же должны и мы поступать. Но довольно об этом.
   Теперь же поговорим о том, что тот же великий церковный учитель Иоанн Златоуст говорит, что нельзя убивать еретиков: «Если бы мы убивали еретиков, нескончаемая война была бы во всем мире». Это о епископах, священниках и монахах, о всем церковном причте говорит он, а не о царях, или князьях, или же правителях областей. Если бы говорил он о царях, князьях и правителях, сказал бы, что нельзя царям, князьям и правителям убивать еретиков. Но он ведь говорит: «Если бы мы убивали еретиков», что ясно показывает, что говорит он о епископах, священниках, монахах и о церковном причте, – ведь сам он был вначале церковный причетник и монах, потом священник и, наконец, епископ. Потому-то, приняв на себя облик их всех, он и говорит: «Если бы мы убивали еретиков, нескончаемая война была бы», – и не о царях, князьях или правителях областей говорит это.
   О царях же, князьях и судьях говорят святые апостолы, чтобы приняли они власть от Господа Бога для наказания преступников и поощрения добродетельных. Так, верховный апостол Петр говорит: «Ради Господа будьте покорны всякому человеческому учреждению, то есть человеческой власти: царю ли, как верховной власти, князьям ли, как назначенным от него, чтобы наказывать преступников и поощрять добродетельных. Ибо такова есть Божья Воля, чтобы добродетельные обуздывали невежество неразумных людей». Согласно с ним говорит и Павел: «Князья ведь страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро и заслужишь похвалу от нее: ибо слуга Бога и тебе во благо. Но бойся, если творишь зло, – не напрасно носит он меч, ибо служитель Бога – гневный отмститель творящему зло».
   В согласии с этим говорят и святые отцы. Вот что сказал священный Иоанн Златоуст: «Ведь поставлена гражданская власть на пользу людям Богом, не дьяволом, как утверждают некоторые недостойные, – чтобы не поглотили люди друг друга, как рыбы. Поэтому и говорит святой апостол Петр, что «такова есть Божья Воля, чтобы добродетельные обуздывали невежество неразумных людей». Святой Григорий, епископ Арагинский, то же говорит в своем законодательном наставлении: «Человеколюбиво дан людям свыше великий Божий Дар – священство и царство: одно служит Божескому, другое, владычествуя, заботится о человеческом. Тот, кто принял по высшему повелению управление родом человеческим, должен не только заботиться о собственных делах и распоряжаться собственной жизнью, но и все, находящееся в его власти, защитить от треволнений и греховнейшего возмущения, которым лукавый дух затопляет нас повсюду и возмущает смирение тела».
   Если же кто-нибудь скажет, что святые апостолы и преподобные отцы велели, чтобы цари, князья и владыки отмщали злодеям, – то есть убийцам, прелюбодеям, – воровство, разбой и другие преступления совершающим, но не еретикам и вероотступникам, – то ведь если велено это в отношении убийц, прелюбодеев и совершающих другие преступления, гораздо нужней, чтоб было так с еретиками и вероотступниками, как свидетельствуют об этом Божественные тексты. Так, в тех Божественных Правилах, которые являются гражданскими законами, говорится о неверных и еретиках вот что: «Кто удостоился святого крещения и отступил от православной веры, стал еретиком или приносил языческие жертвы, тот подлежит смертной казни. Если иудей осмелится растлить христианскую веру, то подлежит смертной казни. Манихеи или иные еретики, бывшие христианами и ставшие затем на путь ересей и толков, будут казнены мечом, – кто знает таких и не доносит о них властям, подлежит смертной казни. Если какой военачальник, или воин, или начальник общины, обязанный заботиться об этом, узнает, что кто-либо уклоняется в ереси и толки, и не выдаст такого, примет смертную казнь, хоть и будет правоверный».
   Где они, говорящие, что нельзя осуждать ни еретика, ни вероотступника? Ведь очевидно, что следует не только осуждать, но предавать жестоким казням, и не только еретиков и вероотступников: знающие про еретиков и вероотступников и не донесшие судьям, хоть и сами правоверны окажутся, смертную казнь примут.
   И если кто скажет: «Это гражданские законы, а не апостольские, и не писания отцов», пусть послушает он, что преподобный отец наш Никон говорит о гражданских законах в своих Боговдохновенных Сочинениях: «Потому что поклоняемый Дух Святой исполнил Божественных Отцов на Святых Соборах, расположили они Божественные правила, которые от Духа Святого, изложили Божественные законы и слова святых и Богоносных Отцов, – а святые заповеди сказаны были устами Самого Господа, – так что уже в древности Божественные Правила перемешались с гражданскими законами и положениями». Так была создана книга «Номоканон», то есть правило законов. Весьма сильно перемешались по Божьему Промыслу Божественные Правила с заповедями Господними и изложенными святыми отцами, а также с самими гражданскими законами, – так возникла вышеназванная книга.
   Если святые отцы, бывшие на вселенских и поместных соборах и наставляемые Святым и Животворящим Духом, расположили Божественные Правила, и законы, и слова святых отцов, и святые заповеди, которые от уст Самого Господа, то сами же святые отцы соединили в древности со всем этим и гражданские законы. И кто осмелится их устранить или похулить, когда приняты они были Святым Духом и святыми отцами и соединены со всем Божественным Писанием?
   В согласии с этим говорит и Афанасий Великий, что те, кто утверждает, что нельзя осуждать совершающих смертные грехи, – еретики. И когда бы было так, как они утверждают, не осудил бы праведный Ной ругателя Хама быть рабом братьям его. И Моисей велел изрубить мечами три тысячи человек, поклонявшихся тельцу, а собиравшего в субботу дрова велел побить камнями. А Иисус Навин за воровство истребил Ахана со всем его домом. А Финеес за распутство уничтожил Замирия, а Самуил перед Господом убил царя Агага. Илья же ложных пророков у ручья заколол, как свиней, Елисей же осудил Гиезия за мздоимство, проказой наказал его. А Даниил, осудив блудливых старцев по Моисееву закону, убил их. Принявший ключи Царства Небесного, святой апостол Петр осудил Анания и жену его, утаивших часть своего дохода, и сделал так, что они испустили дух. А Павел предал дьяволу кузнеца Александра и Именея с Филитом, чтобы они отучились от хулений. И все эти судившие, а сами не осужденные, были праведны, более того – избранники, избранные на духовное служение.
   Вот что говорит и как поучает Афанасий Великий о совершающих смертные грехи: «Грех, который тяжелее и страшнее всех грехов смертных, – это впасть в ересь и отвратиться от Христа», – так вот говорит этот божественный Афанасий. Да и великий Иоанн Златоуст в своих сочинениях говорит: «Царский суд и гражданские законы обуздывают произвол неразумных людей, творящих смертные грехи и губящих душу и тело». Это же говорят и священные правила святых отцов. Услышьте, цари и князья, и помните, что власть вам дал Бог, что вы – слуги Бога. Для того приставил Он вас пастырями и сторожами к вашим народам, чтобы от волков сохранили вы в целости стадо Его. На свое место избрал вас Бог на земле, на Свой престол, возведя, посадил, милость и жизнь доверил вам, и вручила вам меч высокая десница Бога. Вы же не скрывайте в неправде истину, но остерегитесь Серпа Небесного, не давайте волю преступным людям, не натравливайте их, как бешеных собак, на людей правоверных. Или вот еще: «если дать меч неистовому человеку, тот не только тела, но и души погубит». Почему говорит он, что не только тела погубит? Это говорится об убийцах и тех, кто творит обиды и разбои, что только тела погубят, но если говорится: «Те не только тело, но и душу губят», – то говорится это о еретиках и вероотступниках; ведь они вместе с телом губят и душу, обольщая православных еретическими учениями.
   И вот что: если они совершат зло, грех падет на душу того, кто допускает это, то есть на царя, на князя, на правителя области. Если недостойным людям дадут они власть, спросит с них за это Господь Бог в Страшный день Второго Пришествия Христа. Вот почему цари и властители должны заботиться о том, чтобы быть отмстителями еретикам за Христа. Согласно с этим наставляет и учит священный Иоанн Златоуст, говоря следующее: «То, что бывает по Воле Бога, хоть и покажется злым, добрее всего. А то, что против Воли Бога и не угодно Ему, хоть и хорошим покажется, всего хуже и преступней. Если убьет кто по Воле Бога, убийство это лучше всякого человеколюбия. Если и помилует кто из человеколюбия вопреки тому, что угодно Богу, – недостойнее всякого убийства будет это помилование. Не природа вещей, но Божий Суд делает их добрыми или дурными».
   Выслушай примеры и сообрази, что так именно и бывает. Против Божьей Воли помиловал некогда Саул, царь Израиля, Агага, царя амаликитян, и за это помилование не только сам подвергся осуждению Бога, но и весь род его. Так и Ахан, захватив Адера, ассирийского царя, сохранил его вопреки тому, что было угодно Богу, отпустил его с великим почетом; тогда Бог послал пророка к Ахану, говоря: «Так говорит Господь: раз выпустил ты этого губителя из рук своих, душа твоя будет за его душу и люди твои за его людей».
   Точно так один пророк пришел и сказал ближнему своему: «По слову Господа ударь меня». А тот человек не захотел ударить его, и сказал он: «Не подчинился ты голосу Господа, за это, лишь расстанемся мы, растерзает тебя лев». Отошел тот, напал на него лев и растерзал его. И встречает пророк другого человека и говорит ему: «Ударь меня». Ударил его тот человек и разбил ему лицо. Ударивший пророка спасся, а пожалевший – пострадал; что удивительней этого? Так знай же, что, когда велит Бог, нужно только повиноваться, а не размышлять о природе происходящего.
   Вот так и все святые и преподобные богоносные отцы наши, пастыри и учители молили благочестивых царей и князей, чтобы истребляли еретиков, как свидетельствуют святые отцы святого Шестого Вселенского Собора, когда говорили они благочестивому цесарю Юстиниану: «А ты, царь, позаботься о том, чтобы, если в зрелую пшеницу попадут какие остатки языческого и иудейского еретического зла, искоренить их, как сорняки. Да будут они исторгнуты, и очистится нива Церкви горячей любовью к Богу царей и властителей, превзошедших ревнителя Финееса, поразившего копьем грехи». А собравшиеся в Иерусалиме святые отцы в числе тысячи четырехсот человек, написав для византийского цесаря Феофила многосложный свиток, сказали: «Снизойди, о царь, к смиренной молитве, будь щедр к Церкви своей, прекрати церковные раздоры и прежде всего уйми зловерных отступников своей праведной царской властью, мышцею благочестия своего».
   Так, уже православный праведный Константин Великий, первоисточник христианства и апостол среди царей, окончательно низверг этого мрачного и враждебного Богу Ария, второго Иуду, соименного гневу, и осудил его с проклятым его учением на заключение, а также и всех других, принадлежавших к этому толку. А вслед за ним – Феодосий Великий, звезда пресветлая, царственный преемник, по распоряжению которого собрался Второй божественный Собор святых отцов и проклял духоборца Македония, Евномия, ариан и прочих, и осудил их на позорное заточение. А наследник его по имени и уму, Феодосий Малый, созвав в Ефесе святой Собор, низложил Нестория. И Маркиан, великий по благочестию, созвал Четвертый Собор, велел проклясть Евтихия и Диоскора-пустослова и осудил их на заключение. А великий царь Юстиниан созвал Пятый Собор против Дидима и Евагрия, принадлежавших к толку Оригена, и после проклятия осудил их на заключение. Потом Константин, внук Ираклия, созвал Шестой Собор святых отцов, против Маркиона, Стефана, Сергия, Павла, Пира и других злонамеренных, – еретики тогда полностью были разбиты и приняли осуждение, достойное их извращенной веры. Потом опять благочестивая царица Ирина и сын ее, благоверный цесарь Константин, созвали Седьмой Собор против недостойных иконоборцев, низвергли и полностью искоренили всю их ересь. Так вот все благоверные цесари, полностью разрушив осадными орудиями крепость безверных еретиков, отрубив святыми Вселенскими Соборами головы многоголовых устрашающих драконов, укрепили чистую и православную веру, неколебимый столп и утверждение благоверия. А благочестивые цари, зная это и повинуясь мольбам и поучениям святых отцов, распоряжались проклинать еретиков и вероотступников, отправлять в заключение и подвергать суровым наказаниям, к тому же были они научены Ветхим и Новым Божественным Писанием.
   Ведь так поступали и пророки, и праведники, и благочестивые цари в Ветхом завете; если видели они, что кто-нибудь отступил от Господа Бога Вседержителя, то либо мечом убивали его, либо молитвой низвергали. Так великий Моисей велел посечь мечом отступников от Бога-Вседержителя, поклонявшихся золотому тельцу. Величайший из пророков, Илия, сделал так, что Небесный Огонь спалил двух пятидесятников, отступивших от Бога, а четыреста человек он собственноручно изрубил мечом. Когда увидел Иуда Маккавей, что отступились люди от Господа Бога и поклоняются идолам, всех велел мечами изрубить. А благочестивый царь Иосия столь ревностно защищал благочестие, что не только перебил тех, кто соблазнял людей отступать от Господа Бога, но выкопал кости мертвецов, сжег их на огне, а пепел развеял по ветру.
   А в Новом Завете святой апостол Петр силой молитвы предал смерти Симона-волхва, основателя ереси. Подобным же образом святой Иоанн Богослов молитвою утопил в море Кинопа-волхва. Точно так и святой апостол Филипп велел земле поглотить первосвященника, хулившего Господа нашего Иисуса Христа. А святой апостол Павел ослепил словом Елиму-волхва, а Именея, Филита и кузнеца Александра предал сатане.
   И далее, этот же святой апостол Павел говорит: «Если кто отступит от Моисеева закона, будет осужден на смерть без пощады по показанию двух или трех свидетелей. Насколько, надо думать, мучительней будет наказание тому, кто пренебрежет Сыном Божиим». Это показывает, что теперь в особенности сурово нужно наказывать того, кто хулит Сына Божия. Святой апостол Иуда, брат Иакова, говорит ведь: «Одних по рассмотрению милуйте, других спасайте страхом».
   Следуя этим божественным пророческим и апостольским текстам и Преданию, благочестивые и православные цари и иерархи отправляли в заключение и подвергали жестоким казням вероотступников и еретиков. Впервые великий цесарь, равный апостолам, Константин установил в своем государстве закон, чтобы предавать насильственной смерти того, кто не верит в святую и Животворящую Троицу, а собственность его отдавать на разграбление. И святые отцы на Первом Соборе не воспрепятствовали, чтобы так было. А святой Александр, константинопольский патриарх, добился своей молитвой, что Арий рассыпался. А великий чудотворец Епифаний Кипрский словом заставил еретика Аэция онеметь, а на седьмой день предал его смерти. И благочестивый царь Маркиан на смерть осудил еретика Диоскора, александрийского патриарха, но не мечом его убил, а сослал на остров Ас, где никто не может прожить и года, но мучительно умирает от губительных ветров. Там и Диоскор со всеми, разделявшими его заблуждение, в муках испустил дух. И святые отцы на Четвертом Соборе не препятствовали тому, чтобы это случилось. Благочестивые цесари Юстин и Тиверий отрубили головы наместнику Адду и военачальнику Елевферию, защитникам ереси, и великий чудотворец Евтихий, константинопольский патриарх, не препятствовал им. Великий цесарь Ираклий велел убивать иудеев, не желавших креститься, и многие бывшие тогда патриархи, архиереи и преподобные не препятствовали ему это сделать. А святой Порфирий, епископ Газы, молитвою сделал немыми и безмолвными сторонников манихейской лжи; а потом и смерти их предал. А святой Феодор, эдесский епископ, словом лишил дара речи иудея, хулившего Господа нашего Иисуса Христа, а затем обратился с просьбой к вавилонскому царю, и тот, послав в Эдессу войско, велел изгнать из города еретиков, имущество их захватить, а некоторым из них вырвать языки. Святой же Феодор не препятствовал, чтобы так было. Так и святая царица Феодора с сыном своим Михаилом отправила в заточение еретика Анния, константинопольского патриарха, и там велела, привязав, бить его ремнями. И блаженный патриарх Мефодий и многие преподобные отцы наши и исповедники не препятствовали тому, чтобы так было. А святой Лев, епископ Катанский, сделал так, что еретик Илиодор сгорел в огне.
   Смотри же, как святые пророки и праведники Ветхого Завета отступников от Господа Бога одних молитвой и полученной от Бога благодатью предавали смерти, других оружием убивали и подвергали суровым наказаниям. Но святые апостолы, божественные святители и преподобные и богоносные отцы Нового Завета оружием еретиков и вероотступников не убивали, а молитвами и силой, данной им всесильным и животворящим духом, жестоким наказаниям и смерти предавали.
   Если же кто скажет, что молитвою предать смерти – это одно, а оружием убивать заслуживающих смерть – это другое, тому будет так сказано: это одно и то же, что молитвой смерти предать, что оружием убить виновного. Именно так пишет Афанасий Великий в «Слове о совершающих смертные грехи». Вначале он напоминает о ветхозаветных пророках и праведниках, убивавших оружием или предававших казням виновных, потом называет святых и верховных апостолов Петра и Павла. Ведь Петр словом и силой, которую дал им Святой Дух, предал смерти Анания и Сапфиру, а Павел словом предал смерти Елиму-волхва, кузнеца Александра, Именея и Филита. Видишь, что Афанасий Великий не делает никакого различия между убийством оружием и преданием виновных казни или смерти с помощью молитвы. А если бы не следовало еретиков и отступников предавать казням и смерти, не предавали бы святые апостолы, божественные святители и преподобные наши отцы смерти молитвою и силою, данною им от Бога: гораздо тяжелей смерть от молитвы, чем от оружия. Ведь если смерть по молитве, становится с очевидностью ясно, что Бог осудил на смерть виновного – страшно попасть в руки Бога Живого. А та смерть, что от оружия, случается нередко по проискам людей, и тем, кто понимает, смерть от оружия не так страшна, как от молитвы: человек-то смотрит на лица, Бог же видит сердца. Вот почему преподобные и богоноспые отцы наши, священноначальники и пастыри еретиков и вероотступников предавали жестоким наказаниям и смерти не оружием, но молитвой и силой, которую дал им Бог. Если же какого еретика и вероотступника следовало предать наказанию или смерти, они не делали этого сами, но имели для этого благочестивых и православных царей, чтобы отмщать преступникам – в согласии с апостольскими Писаниями, свидетельствами Священных Правил и гражданских законов, которые преподобные и богоносные отцы наши соединили и увязали со Священными Правилами. Но довольно об этом.
   Теперь скажем и о том, что говорят еретики, – что если и следует, дескать, судить и осуждать еретиков и вероотступников, то лишь царям, князьям, иерархам и правителям областей, а не монахам, которые отреклись от мира и всего, что в мире, а им следует только собой заниматься и не судить никого – ни еретика, ни вероотступника. Но вот что сказано будет такому: если не должны монахи осуждать ни еретика, ни вероотступника, то как Антоний Великий осуждал их? Говорил он о еретиках, что слова их страшнее змеиного яда, поучая всегда учеников своих, чтобы ни в какое общение ни с мелетианами, ни с арианами, ни с другими еретиками не вступали. А на Первом Соборе, среди святых отцов оказался святой Пафнутий исповедник, и он осудил Ария на заключение. Всегда осуждал еретиков святой Пахомий, говоря, что тот, кто общается с еретиками и читает сочинения Оригена, Мелетия, Ария и других еретиков, в бездну ада сходит. Так и Макарий Великий: для того он вышел из пустыни, чтобы осудить еретика и пресечь его ересь, что и исполнил. А когда услышал святой Ефрем о распространении еретического лжеучения Аполлинария, – оставляет он по этой причине пустыню, входит в Константинополь, где не только осуждает Аполлинария, но хитроумным своим искусством предает его мучительной смерти. От самого младенчества жил в пустыне чудный Исаак Далматский, но когда слышит он, что Валент распространяет арианскую ересь, приходит в Византию и не только осуждает Валента, но и предает его огню. Так и великий Евфимий: хоть сам не был на Третьем соборе, но послал на собор учеников своих и велел им осудить и проклясть еретиков. Хоть не мог святой Алксентий из-за глубокой старости и великих своих трудов пойти на собор святых отцов, когда собрались они против ереси Нестория, но велел он запрячь упряжку волов и повезти себя на собор, чтобы проклясть и осудить еретиков. Святой Даниил Столпник точно так же из-за великой немощи не мог передвигать ноги, так что просил людей, чтобы привели его на Собор святых отцов, чтобы осудить и проклясть еретиков: когда увидел он, что распространяется ересь Севира, из Иерусалима приходит к цесарю Анастасию в Константинополь и умоляет его осудить и проклясть еретиков. Когда великий Феодосий узнает, что по всему миру распространяется ересь Севира, оставляет монастырь, уходит из пустыни, обходит города и веси, чтобы укрепить верных, еретиков же осудить и посрамить. Собрав потом всех монахов, приходит он вместе с Саввой Освященным в Иерусалим, входят они в церковь в сопровождении множества своих учеников-монахов, числом около десяти тысяч: поднимаются тут на амвон великий Феодосий и Савва Освященный, осуждают и предают проклятью Севира и всех, кто следует его лжеучению. На Шестой Собор вместо александрийского патриарха также прибыл монах – Петр, и вместе со всеми осудил еретиков. Когда святая мученица, дева Феодосия, рожденная по предсказанию мученицы Анастасии, постриженная в монахини семи лет и после того безвыходно находившаяся в монастыре, – когда услышала она, что цесарь Лев, что из Исаврии, послал своего оруженосца сбросить и уничтожить образ Христа-Господа, бывший на иконе на медных городских воротах, поспешила святая Феодосия на место, и как увидела, что трижды ударил оруженосец секирой по образу Христа-Спасителя, тут же опрокинула на землю лестницу и так предала оруженосца мучительной смерти. Потом, придя к патриаршим покоям, закидала она камнями Анастасия, патриарха-иконоборца, и тут на месте по приказу недостойного цесаря убили ее за Образ Господа нашего Иисуса Христа. И пусть никто не вздумает сказать, что Христова мученица Феодосия не по Божьему Повелению совершила этот поступок, собственноручно предав человека смерти, – именно за это предобрый владыка Христос прославил ее по смерти многими чудесами и грозными знаменьями, а тело сохранил в целости нетленным, так что все, приходящие к ее гробу, получают исцеление от различных болезней. А святые и божественные отцы почтили ее в гимнах, хвалах, канонах и тропарях и постановили праздновать ее память 29 мая наравне с прославленными мучениками и мученицами Христовыми. И к святой царице Феодоре и благочестивому цесарю Михаилу собрались святые великие постники и чудотворцы: великий Аникий, Арсакий, Исаакий, Феофан-Исповедник и многие другие, покинувшие монастыри и пустыни и пришедшие в город, чтобы проклясть и осудить еретиков. Да и на все Вселенские и Поместные Соборы приходили монахи, забывая свои монастыри и пустыни и поспешая в города.
   Таким образом, князья и военачальники, частные лица – мужчины и женщины – и каждый православный, осуждая вместе с архиереями и священниками еретиков, составили Божественные Правила, наставляемые Живым и Животворящим Духом. К тому же и гражданские законы прибавили они к Божественным Правилам, по которым еретиков не только осуждают, но подвергают проклятиям и жестоким казням.


Преподобный Серафим Саровский (+ 1833 г.)

   Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на Земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы Он лучше лишил меня Царствия Небесного, а их бы помиловал. Но Господь ответил: «Не помилую их, ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня». (…) Мне, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой веры – Воскресению Христову и всеобщему Воскресению веровать не будут.


3. Обновленчество вчера и сегодня

   Греховная суть «обновленчества» заключается в двух основных положениях деятельности обновленцев. Во-первых это «модернизация» церкви в угоду «революционному» (или «демократическому») духу времени. А во-вторых, наиболее важное, – в подчинении церковной организации господствующей власти безбожников. Первое условие – «модернизация», отнюдь не являлось всегда обязательным, а служило лишь формой проявления «прогрессивности» в революционно преобразующейся стране, когда все старое разрушалось и заменялось новым. В истории «обновленчества» были периоды, когда отдельные лидеры этого движения призывали к строгому соблюдению канонов и других традиций и правил православной церкви. Это часто зависело от текущей выгоды данного курса церковной политики. Зато второе условие – полное, безпрекословное подчинение власти богоборцев и выполнение всех их заданий, всегда оставалось неизменным. Именно в этом сущность «обновленчества» – подчинение Церкви Христовой власти антихриста, сначала в лице его предтеч, а затем и его самого. Многие из новомучеников и исповедников российских почувствовали опасность обновленческой измены интересам и духу церкви христовой в деяниях митр. Сергия. Приведем их высказывания на эту тему.
   Из заявления Серпуховского духовенства об отложении от митр. Сергия: «(...) вы являетесь не чем иным, как продолжателем так называемого «обновленческого» движения, только в более утонченном и весьма опасном виде, ибо, заявляя о незыблемости православия и сохранении каноничности, вы затуманиваете умы верующих и сознательно закрываете от их глаз ту пропасть, к которой неудержимо влекут церковь все ваши распоряжения».
   Святой новомученик митрополит Кирилл (Смирнов): «Очень многие разобрались и поняли, что митр. Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. Патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу сергианства».
   Святой новомученик епископ Алексий (Буй) Воронежский: «(...) мы, к великому нашему прискорбию, обнаружили в последних деяниях Заместителя Патриаршего Местостоблюстителя Сергия, митрополита Нижегородского, стремительный уклон в сторону обновленчества (...)».
   Святой Новомученик Архиепископ Угличский Серафим (Самойлович) обвинял митр. Сергия в тяжком грехе «увлечения малодушных и немощных братий наших в новообновленчество».
  
Новомученик епископ Старобельский Павел (Кратиров) писал в своей работе «О модернизированной Церкви или о сергиевском «православии»: «Дорогой брат о Христе. Отовсюду идут все нехорошие вести, что церковные деятели, разделяющие заблуждение митр. Серия, уже отчасти сознают, что все они сидят в обновленческом болоте, но, чтобы успокоить свою совесть и других, они уверяют себя и пасомых, что декларация и церковная деятельность митр. Сергия касается лишь внешней организационной стороны Церкви Христовой, что митр. Сергий в своей декларации и последующей деятельности не нарушил ни канонов, ни догматов церковных, – что все им сделанное касается земных внешних интересов Царства Божия, что они, единомышленники митр. Сергия, презрели внешнюю сторону ради сохранения сущности и порядка церковной жизни, – что они решили внешнее временно игнорировать, чтобы получить возможность блюсти в чистоте сущность Церкви, как Божию закваску и энергию в жизни людей, а посему не стоит, мол, из-за пустяков смущаться, а тем более отмежевываться от митр. Сергия и осуждать его «многополезную» для церкви работу. Так-ли это? Действительно-ли, сергиевская декларация и деятельность не затрагивает сути православно-церковного вероучения?
   Господь наш Иисус Христос, сказавши: «воздадите кесарево Кесареви», и тем определивый отношения Церкви Своей к власти земной, сказал также, в другое время (беззаконному сборищу богоубийц): «но теперь ваше время и власть тьмы». (Лук. 22, 53) (...) Св. Пророк Даниил (см. главы 7–9, 11–12) точно различает нормальную государственность и боговраждебную, а потому и беззаконное государство последних времен. С особенными подробностями говорит о боговраждебной государственности св. апостол Иоанн Богослов, свидетельствующий о том, что Церковь Христова не поклонится зверю – человеко-богу, говорящему гордо и богохульно, и предпочтет жить в пустыни, а поклонятся человеко-богу лишь те, имена которых не написаны в книге жизни (Апок. 12 и 13 главы). Хотя, конечно, не исключается возможность того, что в те печальныя времена многие церковные вожди поклонятся чвловеко-богу, его боговраждебной деятельности и растлевающему душу учению, а самих себя и пасомых станут успокаивать и говорить всем, что они не нарушили ни догматов, ни канонов, остаются, как и прежде, православными, не замечая того, что их преступление грешнее и тяжелее, чем ересь и раскол. А, когда им возразят и скажут: «ведь вы же поклонились зверю и нас ведете на погибель», они без всякаго смущения им ответят: «до зверя еще далеко, зачем вы напрасно омрачаете свою душу».
  
Нечто подобное наблюдается и сейчас. Верующие в Грядущаго судить живых и мертвых отчетливо сознают ту безспорную истину, что Русская Православная Церковь в данную историческую эпоху либо вступила в период великаго отступления рода человеческаго от веры в Бога, о котором неоднократно говорил ап. Павел (2 сол. 2, 3), и который предшествует временам презреннаго (Дан. 11 глава), либо переживает «годину области темныя» (Лук. 22. 53) – апокалиптический эпизод, глубоко насыщенный эсхатологическим содержанием – промыслительный намек Божий на необходимость покаяния и нравственнаго исправления. В том и другом случае Церковь Христова, по примеру святого своего Основоположника и Главы Господа Иисуса Христа не должна поклоняться боговраждебному институту. Сатана обещал Спасителю все царства мира и славу их, безпрепятственное распространение христианства без крови и мученичества, без Голгофы и Креста, все блага и удобства вкупе с легализацией проповеди о Царстве Божием в царстве диавола, только при одном условии: «аще пад поклониши ми ся». Но Иисус Христос сказал ему в ответ: «отыди от мене, сатано, ибо написано: Господу Богу твоему покланяйся, и Ему Одному служи» (Мф. 4, 9–10). Однако митр. Сергий поступил иначе. Исходя из ложных понятий о толкованиях пророческих книг слова Божия, игнорируя знамения времени, церковное предание и святоотеческое учение (см. молитву св. Василия Великаго об Юлиане Отступнике, житие великомуч. Меркурия), митр. Сергий не лично от себя и своего синода, но от имени всей Православной Кафолической Церкви поклонился человеко-богу, говорящему гордо и богохульно. Не только справедливость беззакония и богоотступничества, но и, как всем известно, ввел в церковно-богослужебную практику Православной Церкви «осанна» хулящим Господа, Промыслителя и Вседержителя вселенной.
   Теперь разсуди сам, как назвать таких церковных вождей, которые от имени Православной Церкви поучают о том, что в христианском храме или молитвенном доме, должен петь «осанна» каждый не только Сыну Божию, но и сынам беззакония, хулящим крестную силу Божию и поставившим своей первейшей и ближайшей задачей не только уничтожение христианской религии, но и истребление в человеческой психике инстинкта богоощущения. А как, разсуди, назвать то место, где взамен христианизации душ человеческих и христианскаго учения о спасении, совершается одна из тайн беззаконий – модернизированная, хорошо замаскированная сатанизация «малых сих», плохо или с трудом разбирающихся в вопросах православно-христианского благочестия, и слепо следующих за авторитетными церковными заправилами.
   Я, грешник, думаю, что таких церковных деятелей нужно назвать не только еретиками и раскольниками, но и богоотступниками. Ведь митр. Сергий вводит в церковное богослужение неслыханную в истории церкви ересь модернизированнаго богоотступничества, естественным последствием которой явилась церковная смута и раскол. Можно ли после этого утверждать, что декларация и деятельность митр. Сергия касается только внешней стороны церковной жизни, нисколько не затрагивая сущности Церковнаго Православия? Ни в коем случае сказать этого нельзя. Митр. Сергий своей суемудренной и злочестивой декларацией, и последующей антицерковной работой создал новый обновленческий раскол, или сергиевское обновление, которое, сохраняя для «малых сих» фикцию православия и каноничности, гораздо преступнее первых двух обновлений. Итак, митр. Сергий попрал не внешнюю сторону, а самое внутреннее существо Церковнаго Православия. Ведь «осанна» Христу и антихристу, исполняемая сейчас в христианских храмах, касается самой сущности христианской веры и представляет собою явную апостасию – отпадение от веры, богоотступление. Поэтому придерживающийся сергиевскаго суемудрия, а тем паче разделяющий его, не может быть наставником и хранителем благочестия, т.к. неизбежно помимо его воли, христианская закваска и соль, носителем которых он является, преподаются жаждущему истины спасения вместе с бесовской прелестью и диавольским заблуждением. Всякий внимающий таким церковным учителям, вместо благочестия поучается злочестию, вместо истины ея фальсификации, вместо отрады и духовнаго утешения испытывает горечь и теряет надежду спасения. Поэтому, умоляю тебя, брате, не успокаивай себя ложными мыслями о том, что внешнее можно игнорировать, чтобы сохранить внутреннюю чистоту и порядок церковной жизни, ибо митр. Серий ниспровергает самую сущность Церковнаго Православия. Май, 1928г».
   Из другого письма еп. Павла Кратирова. «Христос Воскресе! Отче, брате и друже. Приветствует тебя со светлым праздником Христова Воскресения, избавляющаго нас от врат адовых и просвещаюшаго нас к познанию истины, возводящей от смерти к жизни вечной, недостойный раб Христов из служителей Его, принадлежащих к «лягальной» (от слова «лягать») (т.е. «лягаемой» – прим. сост.) Церкви, уходящей в пустыню от врагов внешних и своих «легальных приятелей», готовых пожрать Невесту Христову за ея стремление избежать союза и общения с блудницей, чтобы не сделаться участницей вавилонскаго богоотступления, – желаем тебе через благоговейное и молитвенное созерцание современной церковно-исторической обстановки и сквозь обступившую Церковь Божию мглу, уразуметь смысл значения нашего времени для вечнаго спасения своего и для наилучшаго руководства других, тебе вверенных душ, к вечному спасению о Христе Иисусе.
   Вот ты скорбишь, что «потерян мир и разделение среди нас растет», а я, наоборот, радуюсь сему, и если бы не было протеста сергиевским затеям со стороны богомудрых архипастырей, преподобных отцов и боголюбивых мирян, то я, грешный, немедленно стал бы просить у Бога смерти для себя, чтобы избежать тяжкой необходимости взирать на заблудшуюся, червленную, бывшую Невесту Христову и переживать грядущия ради сего безобразия, бедствия на всех верующих. Посему радуюсь сугубо нарушению мира и разделению в Церкви Христовой воинствующей, по попущению Божиему, подвергшейся великим испытаниям. Ведь споры и разделения происходят сейчас не в единомысленной и единосердечной среде, что было бы весьма грустно, а в среде многоразличной и крайне пестрой, что весьма полезно для чистаго тела Христовой Церкви. По попущению Божиему, началозлобный сеет нас яко пшеницу, а Господь наш Иисус Христос молится за нас, дабы не оскудела наша вера. По милости Божией моя вера в непобедимость Царства Божия на земли не оскудевает и я до последняго моего издыхания презираю их и тех, кто спасает Царство Божие, или Церковь, в союзе с темными силами глубиннаго, связаннаго пока узами Господними, и лишь сейчас довольно сильно и заметно высунувшаго свою рожу, чтобы посмотреть, не пора-ли уже ему приступить к решительным и окончательным действиям. Уже не раз он высовывал свою рожу. Когда он показывал свое мрачное лицо в последнее время земной жизни Спасителя, то Господь наш, схваченный в Гефсимании сказал собравшимся на Него: «се, есть ваша година и область темная» (Лук. 22, 53).
   Согласно сим словам Спасителя сказала Церковь Христова тоже и во дни Юлиана Отступника, когда св. Василий Великий, сия труба Церковная и орган Духа Святого, молится о том, чтобы Юлиан не вернулся из персидскаго похода для осуществления своих незаконных планов. Также Церковь молилась и в эпоху господства иконоборческой ереси. А вот теперь пошли новые порядки. Митр. Сергий просто наплевал на примеры жизни угодников Божиих и дерзнул ввести во святилище мерзостный клич (ибо молитвой его никак нельзя назвать) – да здравствует богоотступление. (…)
   Митрополит Сергий и его единомышленники направо и налево разсыпаются в уверениях, что все это они делают для спасения Церкви, для спасения церковнаго корабля. Но ведь каждому мало-мальски сведущему в делах веры христианину ясно, что Церковь Христова это ничто иное, как Царство Божие, а оно, по словам Спасителя, внутри нас. Неужели же это Царство Божие внутри нас нуждается во всей этой мерзостной системе, которую допускает митр. Серий во взаимоотношениях со внешними? Неужели же из-за сохранения церковно-хозяйственнаго имущества (храмы, здания, утварь), канцелярии и ея принадлежностей, можно продать Христа и Царство Божие? Какая же тогда разница между Иудой и современными христопродавцами? Иуда продал Господа и учителя за 30 сребренников, а современные единомышленники его творят то же ради временнаго сохранения своего спокойствия, внешнего благополучия, каменнаго и деревяннаго имущества (храм, здания). Но они жестоко ошибаются. Ни спокойствия, ни внешняго благополучия они не приобретут, а канцелярию и храмовыя здания обязательно потеряют и погибнут, как Иуда за то, что продали нетленное за тленное, небесное за земное. (...)
   Неужели ты чувствовал бы себя спокойно и с радостью переживал бы отсутствие протеста и справедливаго возмущения при виде грозной работы митр. Серия и подобных ему. Я не в состоянии вынести всего этого ужаса, и ухожу в пустыню, отрекаюсь от всякой легализации, становлюсь рабом «лягальной» чистой Невесты Христовой, ибо при данной церковно-исторической обстановке, всякая «легальная» Церковь становится неизбежно блудницей Вавилонскаго богоотступления. Я не могу не возмущаться и не страдать при виде червленно-заблудной церкви, потому что я сам блудный и многогрешный, имею великую нужду в целомудрящей нас Церкви – Деве, носящей белую одежду целомудрия и совершенно чистой, незапятнанной Невесте Христовой, могущей спасти меня многогрешнаго. Но ты спросишь и скажешь мне: «Ведь митр. Серий не сделал никаких догматических и канонических отступлений, почему же преждевременно станем отрекаться от него?» а вот почему я отрекаюсь от сергиевской церкви. Тело церковное с внешней стороны, как будто и целое и все в порядке, но через богоотступление голова уже отрублена. И сколько бы митр. Серий не кричал о верности православию, но самаго главнаго уже нет. Получилась не Церковь, а церковная партийная организация, ориентация налицо. (...)
   Апостол Иаков сказал: «кто исполнит весь закон, но согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иаков. 2,10). Так как сергиевская церковь надела на себя червленную ризу блудницы, то через то стала повинной и преступной во всем. А апостол Павел говорит о Церкви так: «(...) да представит ю Себе славну Церковь, не имущу скверны, или нечто от таковых, но да будет свята и непорочна» (Ефес. 5, 27). Можно-ли о сергиевской церкви сказать, что она не имеет скверны порока, или нечто от таковых. Конечно нельзя, если принять во внимание, что всякий протестующий против сергиевскаго обновления подвергается лишениям и всяческим ляганием во вне. Помимо этого сергиевская церковь допустила у себя превратное толкование Слова Божия, смешала нормальныя времена с апокалиптическими, обнаружила легкомысленное отношение к священному тексту и почти исключительное непонимание духа и силы Слова Божия, с удивительной ясностью и точностью различающая времена нормальныя (Матф. 22, 21; Рим. 13. 1–7; 1 Тим. 2, 1–7) и ненормальныя (Лук. 22, 53; Сол. 2, 1–12; Апок. Глава 13), и нормальное человеческое общество и беззаконное общество, поклонение которому лишает кланяющихся жизни вечной. То, что доступно всякому простому боголюбцу, стало непонятно церковной верхушке. Поистине ослепли наши вожди церковные, относя к временам апокалиптическим завещание апостола Павла, сказанное в отношение к временам нормальным (Рим. 13, 1–7). Уже теперь исполняется слово апостола о том, что некогда Господь пошлет людям «действо лести во еже веровати им лжи» (2 Сол. 2,11) и всякой неправде погибающих.
   Самый дух боговдохновенной Псалтири протестует против богомерзкаго сергиевскаго указа за №549 от 8/21 октября 1927 года. А прочитай-ка 67 псалом... Неужели ты не почувствуешь сергиевскаго блудомыслия? Сергиевская церковь, подобно обновленческой, теперь свирепствует, господствует, запрещает, высылает и через это являет себя цезаро-папистской организацией в самом гнуснейшем смысле слова. А посему я ухожу в пустыню в той надежде, что в данное время только пустынная, «лягальная» Церковь может указывать тот истинный путь к вечному спасению, по которому должно идти христианину. По всему видно, что мне уже не суждено Богом возвратиться в недра господствующей сергиевской церкви. Теперь пока три господствующих церкви: обновленческая, григорианская ВВЦ и сергиевская. Скоро, вероятно, будет и четвертая группировка.
   Знай, что и к четвертой ориентации я принадлежать не буду, если и она станет на путь «легализации», потому что легализация Церкви Христовой или Царства Божия в современных условиях представляет собой чистейший абсурд, безсмыслицу, и говорить о легализации Царства Божия в наших условиях равно, что говорить о круглом квадрате или о темном свете, горячем льде и т.п. Легализация Церкви Христовой, легализация не в кавычках, а подлинная легализация, сейчас, в наших условиях, немыслима. Сейчас если и возможно говорить о легализации, то лишь в ироническом смысле, так как иначе, всякая легализация обязательно лишает Церковь Христову – «царство божие внутри нас» – Невесту Христову, внутренной (свободы), и через это причиняет тяжкий вред нетленному и чистому телу Церкви Божией. В современных церковно-исторических условиях истинной Христовой Церковью можно считать только ту, что ушла в пустыню (Апок. Гл. 12). В эпоху иконоборческой ереси церковь-блудница пользовалась благами легализации, а истинная Церковь пребывала в гробах, пещерах, пустынях, ссылках, заключениях и т.п. Вспомни имена Никифора Исповедника, Стефана Новаго, Феодора Студита, Иоанна Дамаскина, Феодора и Феофана Начертанных, Григоря Декаполита, Иосифа Песнописца, Феофилакта еп. Никомидийскаго, Феофана Сигрианскаго и тысячи других. По всему видно, что из пустыни мне уже не выбраться пока, да я и сам спешу туда, чтобы укрыться там, пока пройдет гнев Божий. (...) Прости и молись за меня и покайся, пока не поздно. Позже тебе уже не удастся выскочить, сам знаешь почему. Богу нашему слава. Аминь. 3 апреля ст. ст.. 1928 г. 23 ноября/6 дек».
   Далее приведем документ анафематствования Патриархом Тихоном обновленческого ВЦУ, как учреждения антихристова: «Божиею милостью, смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России, всем архипастырям, пастырям и всему православному русскому народу. Благодать и милость Господа нашего Иисуса Христа да приумножится. В тяжелую годину наших испытаний, в годы торжества сатаны и власти антихриста, когда на наших глазах новыми иудами-предателями из рода нашего разрывается нешвейный хитон Христов – Святая Церковь Православная. Мы, по долгу своего первосвятительского служения, призываем всех верных сынов Божиих стать твердо и мужественно за веру Божию и на защиту Святой Церкви древле православной даже до уз, крови и смерти, если того потребуют обстоятельства жизни, и запрещаем признавать ВЦУ как учреждение антихриста, в нем же суть сыны противления Божественной Правде и церковным святым канонам. Сие же пишем, да ведомо будет всем вам, что властию, данною нам от Бога – анафематствуем ВЦУ и всех имеющих с ним какое-либо общение. Благодать Господа да пребудет со всеми вами. Аминь. Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России. Москва, Донской монастырь. 23 ноября (6 декабря) 1922 г».
   В своем послании Патриарх Тихон инструктировал священника о признаках обновленчества: «При объезде причтов церквей, если только встретите священнослужащих: 1) стригущих свои волосы на голове; 2) бреющих бороды; 3) ходящих в штатских одеждах; 4) небрежно относящихся к святыне; 5) допускающих своеволие при богослужении, 6) курящих; 7) посещающих увеселительные места (клубы, кинотеатры и т.д.); хотя и поминают Патриарха как главу Святой, Соборной, Апостольской Церкви – не верьте им, ибо они явные обновленцы, скрывая себя только в поминовении Патриарха».
   О том, что обновленцы уже после смерти митр. Сергия, также имели официальное преимущество сравнительно со стойкими и безкомпромиссными исповедниками, вернувшимися из лагерей, писал митр. Иоанн (Снычев) в своих воспоминаниях о митр. Мануиле (Лемешевском): «В феврале 1945 года я, – рассказывал Владыка, – недавно возвратившийся из Иркутско-Канской местности, – почти три месяца обивал пороги Чистого переулка 5. И всякий раз, когда я приходил туда, не мог добиться ничего определенного. Однажды я пришел на Чистый и, к моему удивлению, неожиданно встретил Его Святейшество, Патриарха Московского и всея Руси Алексия I. Тот удивился моему приходу и, обращаясь ко мне, с презрением сказал: «Вы все еще здесь болтаетесь?»
   – А что же мне делать? – ответил я. – Три месяца как я обиваю ваши пороги и не могу получить назначения ни на одну из свободных кафедр, в то время как «свои люди» свободно посещают и ютятся около Вас и получают назначения на епархии.
   – Кто это свои люди? – вспылил Патриарх.
   – Фотий (Топиро), – ответил я, – шесть раз бывший обновленцем и трижды григорианцем и теперь получивший Орловскую кафедру. Таким можно обивать пороги Патриархии безпрепятственно, а мне, как видите, – с большими препятствиями».
   Приведем выписку из документа «Что должен знать каждый православный христианин». Изъята при обыске органами НКВД у мученика и исповедника Маслова Василия Васильевича, 70 лет, г. Самара, расстрелян (1930г).
   «Вопрос: – Как следует православному христианину относиться к гражданской власти?
  
Ответ: – Должно повиноваться больше Богу, нежели человеку. Без воли Божьей и волос с головы нашей не упадет.
   Вопрос: – Как быть христианину, если его обвиняют в контрреволюционной деятельности?
  
Ответ: – Этим не следует смущаться. Это обвинение ложно, и выдумано врагами Христа, и есть удел всех исповедников веры.
   Вопрос: – Какая же цель таких обвинений со стороны врагов Христа и Его Церкви?
  
Ответ: – Цель та, чтобы, во-первых, ослабить силу духа у исповедников и привести их в смущение. Выставить их в глазах народа не как исповедников веры, святому примеру которых христиане должны следовать, но как преступников, достойных наказания.
   Вопрос: – Как же церковь и каждый христианин должны относиться к революции и контрреволюции?
  
Ответ: – Необходимо прежде выяснить, что означает слово революция. Революция, по словарю иностранных слов, есть всякое насильственное действие. Может ли Церковь сочувствовать этому насилию? Нет, не может. Потому что всякое насилие Церковь отвергает и сочувствовать ему не может. Тем более что это насилие всегда сопровождается пролитием человеческой крови. В настоящее время в корне изменился весь государственный строй. Прежняя идея государственности, установленная Самим Богом, изменилась.
   Вопрос: – В чем отличие современной государственности от идей, установленных Самим Богом?
  
Ответ: – В прежней идее государственности власть передавалась сверху вниз, от Бога через верховную власть преемственно до последнего самого малого начальника. А в современной идее государственности власть, взятая снизу, передается вверх, то есть извратился Божественный порядок, а посему эту нелепость нельзя признать законной, то есть нельзя признать от Бога.
  
Вопрос: – Каковы же причины и последствия этого нарушения Божественного установления?
  
Ответ: – Причины есть недовольство своим положением и неверие в Промысел Божий. Последствие – восстание.
   Вопрос: – Какова причина гонений на Церковь неверующей власти?
  
Ответ: – Стремление подчинить Церковь своему влиянию и через Церковь приготовить народ к будущему принятию антихриста как политического и духовного вождя падшего человечества. Власть гражданская борется с Богом путем проведения в жизнь коммунистических идей и есть переходная ступень к полному антихристианству и власти богоборца-антихриста. И ей необходимо одобрение ее деятельности со стороны духовенства, которое, кстати сказать, необходимо и самому богоборцу-антихристу. Чтобы этого достичь, необходимо изменить понятия духовенства, приучив его волей или неволей зло называть добром, а добро – злом. А этого без гонений сделать невозможно.
   Вопрос: – Может ли христианская церковь идти на компромиссное соглашение с неверующей гражданской властью?
  
Ответ: – Не может, это пользы не принесет и недостойно истинных последователей Христа, надо отстаивать свою свободу, как отстаивала древняя Христова Церковь, ибо такова воля Божья.
  
Вопрос: – Можно ли молиться за современную нам неверующую власть?
  
Ответ: – Нет, потому что ее идеи, как моральные, так и физические, противны христианству. Введен гражданский брак, который фактически в самом корне уничтожил идею семьи, установленную Богом, и получается скотская жизнь. Патриотизм заменен интернационализмом и классовой борьбой. Святая обязанность каждого гражданина защищать свое отечество, жертвуя своей жизнью для блага своего народа, по слову Христову, заменено обязанностью стремиться ко всемирной революции и защищать ее идеи, которые суть классовая борьба и богоборчество, несущие смерть христианству, а посему христианин не может своей молитвой вспомоществовать революционной власти».
   Исповедник веры священник Владимир Криволуцкий рассматривал происходившие церковные события тех лет с эсхатологической точки зрения: «И, наконец, дело Митр. Сергия не есть ли ересь? (...) Ересь эта состоит в том, что в ней, при внешнем и показном сохранении буквы догматов веры и обрядов церковных совершенно уничтожается их внутренний смысл и сила, и все подменяется духом принятия антихристова дела на земле. Ибо самая вера со стороны учения становится на службу «тайны беззакония», в прямых целях духа антихристова.
  
Эта ересь есть ересь антихристова обольщения веры Христовой и путей сатанинской хитрости и лжи, создающей, по образу «невесты Христовой», «жены, облеченной в солнце» – внешне на нее похожую, на том же святом месте стоящую, багряно-красную лжецерковь. Это ересь «зверя», имеющего «два рога, подобные агнчим», и говорящего языком змия древнего, дракона, отца лжи – сатаны. (...) Что же это такое? То, что ныне творится во имя угождения «тайне беззакония», пред лицом силы антихристовой – не может ли все это быть выражено более кратко и ясно. (...) Это есть поставление мерзости запустения на месте святом! Писано бо есть: «Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте – читающий да разумеет – тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы (...)» (Мф. 24, 15–16). А у св. пророка Даниила сказано: «(...) и на крыле святилища будет мерзость запустения (...)» (Дан. 9, 27). А говоря о том же пространнее св. пророк пишет о нечестивейшем «царе» (чтый да разумеет!) «И озлобится на святый завет и исполнит свое намерение и опять войдет в соглашение с отступниками от святого Завета. (...) И поставлена будет им часть войска, которая осквернит святилище могущества и прекратит ежедневную жертву и поставит мерзость запустения» (Дан. 11, 30–31). (...) И хотя в совершаемом ими (Митр. Сергием и иже с ним) нет еще пока окончательной полноты предреченной Господом «мерзости», но она уже явлена духовно в омерзительной своей сущности, как ближайший прообраз того, что наименовано «мерзостью запустения»».
   Архиепископ Аверкий (Таушев) писал по поводу опасности современного «обновленчества» следующее: «Подкоп под Русскую Православную Церковь начался в виде насаждения всевозможных сект, а затем внедрения протестантских, либеральных и гуманистических идей внутрь самой Церкви. Еще задолго до революции уже созрел у нас дух «живоцерковничества» и «обновленчества», которым была поставлена задача – разложить Церковь изнутри. Насаждался этот тлетворный дух под благовидным предлогом возвращения Церкви к Апостольским временам.
   Вступили на путь лжи все живоцерковники, обновленцы и всякаго рода своеумники-модернисты, явившиеся в последнее время в большом числе внутри самой Православной Церкви, которые провозгласили ложь примирения Христовой истины с ложью мира сего, во зле лежащаго, совершенно забыв слова Христовы, о том, что назначение христиан быть людьми «не от мира сего» (Иоан. 15: 19), и увещание св. Апостола: «Не сообразуйтеся веку сему, но преобразуйтеся обновлением ума вашего» (Рим. 12:2) – единственное обновление, которое дозволено и заповедано нам».
   «“Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь, вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им. Что узкая врата и тесный путь, вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его”. (Мф. 7: 13–14) Отвержение аскетическаго подвига в личной жизни, так ясно заповедуемаго и Самим Христом Спасителем и Его св. Апостолами в целом ряде многочисленных изречений, на протяжении всего Священнаго Писания, а тем самым – страшно сказать! косвенное возведение хулы на великих подвижников христианства, прославленных Церковью, как святых угодников Божиих и воспеваемых ею в ежедневных богослужебных песнопениях – это с одной стороны. Желание все внимание свое, вопреки ясному учению Слова Божия (напр., Евр. 13, 14), сосредоточить на устроении здешней земной жизни (конечно, вследствие, слишком слабой веры в реальность будущей), стараясь совместить служение «Богу и мамоне», служение каким-то отвлеченным идеалам «Истины, Добра и Красоты», коими подменили гуманисты живого личнаго Бога, осторожное внушение мысли, что не нужно бояться греха, подобно «изуверам-аскетам», убивающим «радости этой жизни», ибо Христос освятил и преобразил Мир, так что и грех теперь не грех. Вот какими чертами можно охарактеризовать это губительное для христианской жизни подлинно еретическое направление. Увы! оно успело пустить уже глубокие корни во всех поместных православных церквах, находя себе поддержку и покровительство даже в некоторых представителях церковной иерархии; в нем уже воспитана и продолжает воспитываться значительная часть современнаго православнаго духовенства, им заражены уже и многие из нашего русскаго молодого поколения за границей.
   Если вдуматься глубже в сущность этого пагубнаго еретическаго направления, грозящаго подорвать основы св. Православия, а также – в те искусные методы, полные лицемерия и лукавства, какими оно распространяется и внедряется в души доверчивой молодежи, то станет очевидной его громадная опасность, коею оно превосходитъ все древния ереси. Последние были, если можно так выразиться, много проще, примитивнее и грубее, а потому легче поддавались разоблачению и обличению. Грозящее ныне подрывом св. Православию лжеучение гораздо тоньше и неуловимее; притом же, в нужных случаях оно весьма хитро и искусно умеет скрывать свое подлинное лицо. Тем не менее, плоды его уже сказываются на каждом шагу. Самые характерные проявления, по которым можно узнать несчастные души, сделавшияся жертвами этого лжеучения, это: сектантская вольность в обращении с текстами Священнаго Писания, особый, якобы «научный» подход к ним, пренебрежительное отношение к авторитету Церкви, к авторитету Святых Отцев, к традиционным церковным взглядам, установлениям, благочестивыми преданиям и обычаям – вообще ко всяким авторитетам, кроме авторитета «ученых» профессоров, считающих себя «не связанными никакими традиционными взглядами и представлениями, как уже отжившими и устарелыми», весьма примирительное отношение ко злу, вплоть до отказа от всякой борьбы с ним, под лукавым предлогом «христианской любви», противопоставление чисто-внешней «социальной» деятельности внутреннему подвигу очищения своего сердца от греховных страстей и похотей, и т.д. в том же роде.
   Пусть знают все, что нет преступления выше преслушания Церкви, которое проявляется особенно в ересях и расколах, а потому пусть дорожат превыше всего земного своим общением с тою Церковью, которая не заводила у себя никаких новшеств, но свято и неизменно хранит Апостольское и Святоотеческое учение веры и благочестия – ту великую и святую Истину, которую Она получила от Своего Основателя Господа нашего Иисуса Христа. Если мы не хотим своей вечной погибели, мы должны взять на себя подвиг исповедания этой Истины, с готовностью стоять за нее даже до смерти, памятуя замечательное изречение мужественнаго и непоколебимаго служителя Божественной Истины – великаго Вселенскаго Учителя и Святителя и Отца Церкви св. Григория Богослова: «Когда дело идет о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требования времени и властителей (дерзну сказать, не только мирских, но и духовных) и вообще на все, нежели приобщаться лукаваго кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться кого-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины». (Слово 6-ое)».
   На всех ревнующих о чистоте своей веры лежит долг борьбы за веру. Трудная эта борьба! Но это и благословенная борьба, ибо это – борьба за Веру Апостольскую, Веру Отеческую, Веру Православную, Веру, которая вселенную утвердила. Главный залог успеха в этой борьбе, – чтобы мы сами в своей личной жизни шли подлинно-православным путем подвига борьбы со страстьми и похотьми и были, по возможности, безукоризненны. И тогда в этой священной борьбе за веру с нами будет Бог и Сама Пресвятая, Пречистая, Преблагословенная Славная Владычица наша Богородица и Приснодева».
   В наше время мы продолжаем наблюдать развитие «обновленчества» по ранее указанным двум направлениям – модернизация церковной жизни и «послушания» современным «кесарям» в их глобалистических планах. Нетрудно заметить, что первое, т.е. обновленческая модернизация имеет своей первопричиной второе – «послушание», хотя внешне и не явно, но богоборческому государству. Это особенно ярко проявилось при вхождении Русской Церкви (МП) в экуменическое движение. Так в 1948 г. в Москве было проведено Всеправославное Совещание, на котором были выработаны следующие определения: «Экуменическое движение чуждо пониманию церковного единства (...) пойдя навстречу ему, означало бы продать хранимое нами сокровище веры за чечевичную похлебку земных выгод и принять участие в уловлении душ человеческих этими выгодами. (...) Не будет ли такое участие (в объединении) значить, что мы жертвуем сокровищем нашей веры во имя какого-то призрачного, ложного единства».
   В итоговых документах было зафиксировано решение о невступлении Русской Церкви в ВСЦ и о не участии в экуменическом движении. И не смотря на такие решения Церковного Собора в 1961 г. Русская Церковь под давлением властей вступает во Всемирный Совет Церквей (ВСЦ). Само это объединение (ВСЦ) в организационном, финансовом и идеологическом отношении имеет своей основой тот институт, о котором Господь сказал: «(...) говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское». (Откр.2:9) Об этом открыто говорилось на Всеправославном Совещании в Амстердаме 1948 года, где приводились высказывания представителей этого «сборища» об «объединении человечества, установлении нового мирового порядка» для нужд которого требовалось создать и новую «вселенскую церковь».
   «Модернизация», или вернее, нарушение догматически-канонического предания Церкви, происходящее в современных условиях по линии экуменизма, несет в себе много скрытого лукавства. Видимо не нарушаются догматы Св. Церкви, но Св. Предание (постановления Св. Вселенских Соборов, святоотеческое учение) грубо попирается. Сбывается предсказание преп. Анатолия Оптинского об особенной тонкости и лукавстве искушений последних времен: «Враг рода человеческого будет действовать с хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы о Св. Троице, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать Предание Св. Отцов от Духа Святаго – учение Церкви самой». Универсальный принцип экуменизма – «единство в многообразии» – позволяет создать искусственное объединение всех религий при сохранении каждой из них своего догматического учения. Очевидно, это единое религиозное сообщество возглавит и один религиозный лидер – «лжепророк», который будет призывать поклониться «зверю» т.е. признать его власть и подчиниться издаваемым им социальным и экономическим законам. Возможно, «лжепророк» будет призывать верующих голосовать за его избрание, как предсказывал преп. Лаврентий Черниговский: «А если будут голосовать за одного – это уже он самый, и голосовать нельзя. Будет время, когда будут ходить подписывать за одного царя на земле». На главенство во «Вселенской объединенной церкви» претендует папа римский, которого Св. отцы называли предтечей антихриста.

«Страха же вашего не убоимся, яко с нами Бог», «Зерна», Рязань, 2007 г.


4. Архиепископ Аверкий Таушев (+1968 г.)

   Мы живем в такое время, когда в мире господствует течение, стремящееся всех христиан сделать солью обуявшей, упразднить истинную Христову Церковь, ведущую свое преемство от Св. Апостолов, и лишив таким образом христиан Духа Святаго. Это – столь модное сейчас, так называемое экуменическое движение. Для получения благодати Духа Святаго необходимо быть верным и преданным членом истинной Церкви Христовой – той Церкви, в которой неразрывно хранится это преемство благодати, восходящее к самым Св. Апостолам. Принадлежащий к истинной Церкви Христовой и во всем безусловно ей послушный сподобляется благодати Духа Святаго. (...) Всякое искусственное объединение современных христиан, при игнорировании Единой Истинной Церкви Христовой, не может быть делом Божиим, а есть дело врага Божия и врага Христова – антихриста, который, в лице уже действующих в мире слуг его, стремится упразднить истинную Церковь Христову, лишив через это христиан благодати Божией и объединив их вокруг новой мнимой церкви или лже-церкви, всех подчинить своей антихристовой власти. Вот в какое поистине исключительно страшное время мы живем! В лице так называемого экуменического движения мы и имеем пред собою самую страшную современную ересь – отвержение догмата Церкви. А кому нужна идея всеобщаго единения в наше время, – это мы хорошо знаем из многочисленных предречений святых отцов: общая для всех религия и единое мировое государство с одним возглавителем – антихристом.
   Итак, вот каково характерное знамение нашего времени: истинная Христова Церковь с проповедуемой ею духовной жизнью должна быть упразднена и заменена неким фальшивым подобием ея с чисто земным устройством, целями и задачами. Это признак наступления того времени, о котором сказал Христос Господь: «Сын Человеческий пришед убо, обрящет ли веру на земле?» (Лк.18:8). «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Апок.3.1), – вот грозный приговор Божий об этой лже-церкви, деятелях и последователях ея, хвалящихся своей «организацией» и «администрацией», то есть одной видимостью жизни. Так лукаво совершается в наши дни подмена истинных целей Церкви! Надо всегда помнить: служение Церкви богоборческой власти или антихристианскому экуменизму – все равно! – это отказ от Христова оружия – креста Господня, это – духовная капитуляция, сдача в плен врагу Божию – диаволу. Одна внешняя видимость Церкви, это еще – не Церковь истинная. Об этом предрекал святитель Феофан, Вышенский Затворник: «Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – только видимость, внутри же отступление истинное». «Соль обуевает», – Церковь может перестать быть Церковью и стать «лжецерковью», имеющей принять антихриста, как своего «мессию». Идет повальное предательство нашей святой веры и Церкви, отступление от веры, предреченное Словом Божиим, измена Кресту Господню. Но вот это-то усиленно пропагандируемое ныне слияние с миром и есть в переживаемое нами время самый яркий признак отступления! Блажен, кто это понимает – кто осознал грозные симптомы времени, ведущего нас к антихристу! По признаку понимания или непонимания происходящих ныне в мире событий, всех людей теперь можно разделить на два разряда: происходит явное и очевидное «отсеивание». Самое ужасное в наше время – это дошедшая до крайних пределов ложь и лицемерие. Громогласно кричат о «Мире всего мира», но призывают не к миру с Богом и своей совестью, а к миру с сатаной и его приспешниками и служителями, которые готовят под лукавым именем «Царства Божия на земле» устроение царства антихриста. И это делают люди, еще называющие себя «христианами» и даже имеющие ранг христианских священнослужителей. Они призывают всех к миру с гонителями и разрушителями Церкви Христовой, с насадителями нечестия и разврата с еретиками и лжеучителями всякого рода. Любая попытка с нашей стороны привлечь на свою сторону этих «властей предержащих» в наше время, когда «антихристы многие» открыто или тайно борются со Христом и Его Церковью и, очевидно, приходят к власти; любая попытка рабски услужить им, подольститься к ним, делать то, что они хотят, и даже стремиться получить от них «легализацию», – все это предательство Христа Спасителя нашего и вражда к Нему, даже если те, кто так поступают, носят священнические одежды.
   Мы должны проверить себя: не грешим ли мы этим самым страшным и губительным грехом – грехом участия в «отступлении», последования за диавольскою ложью, вместо Христовой истины. Должна быть полная определенность: или – или! В наше время еще более, чем когда бы то ни было прежде, недопустима какая-то двойственность, двусмысленность, шатание туда и сюда. В мире уже так явно происходит «отсеивание». Если мы хотим сохранить себя и соблюсти верность Христу, великая и неотложная обязанность на нас налагается – решительно отстраниться от всего, что носит на себе печать Отступления, обособиться от всех, кто уже идет путем Отступления, памятуя замечательное предостережение Игнатия Брянчанинова: «Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам, и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтобы по возможности избегнуть влияния его». Таков и только таков истинный путь – путь обособления от современного мира каждого из нас в отдельности и всей Церкви в целом, если она желает остаться истинной Церковью!
  
Как нужно осторожно относиться к благотворительности, чтобы отличить настоящее от поддельного, искреннее от лукавого, действительного благодетеля от расставляющего свои сети служителя грядущего антихриста! Как опасно в наше время истинному христианину иметь дело с «благотворителями» и пользоваться «благодеяниями». Необходимо прозреть всем, кто еще к этому способен, у кого духовные очи не ослеплены еще окончательно пристрастиями мира сего, денежными подачками, карьерными стремлениями и просто обещаниями спокойной, приятной, веселой и привольной жизни. Прозреть и сознать всю пагубность этого современного антихристова направления, став на путь решительного и безкомпромисного исповедничества, которому учит нас великий отец Церкви Григорий Богослов: «Когда дело идет об явном нечестии, тогда должно скорее идти на огнь и меч, не смотреть на требования времени и властителей и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины».
   Мы знаем, что антихрист, в конце времен, явится мнимо-законной властью для всего человечества, как всемирный правитель – духовный и политический возглавитель мирового государства и новой лжецеркви в нем, и будет требовать себе от всех полного послушания и подчинения, как будто на законном основании, расправляясь со всеми ослушниками, как с бунтовщиками. Истинные христиане провозгласятся «врагами общественного порядка», признаются «возмутителями», а в церкви – «раскольниками». Все это крайне необходимо знать и учитывать, отдавая себе ясный отчет в том, что хотя самый принцип власти – от Бога, но далеко не «всякая власть» и не всякий начальник – «от Бога», ибо и сам сатана иногда «преобразуется во Ангела света», и служители его принимают вид служителей правды, поэтому «блюдите убо, како опасно ходите» (Ефес. 5:15).
   Антихрист придя к мировому господству «признает» и «узаконит» и тем самым овладеет внешней стороной Православной Церкви. Ее традициями, искусством, догматикой, канонами, познаниями о литургической чистоте и апостольском преемстве. (...) Святые Отцы совершенно определенно учат об этом, основываясь на Апокалипсисе. Отцы дали толкование тому, что печать антихриста накладывается на лоб и правую руку не одновременно, но или на лоб или на руку. Согласно Св. Андрею Кесарийскому, те, у кого печать антихриста будет на челе, будут разделять образ мыслей антихриста, тогда как те, кто получит печать на правую руку, лишь будут признавать его власть, утверждая, что это допустимо, если «оставаться христианином в душе» Но Дух Святой покинет людей, которые получили печать зверя, и тогда сердце их наполнится первым признаком гибели – боязливостью, которая быстро приведет их к концу. Те, у кого страх перед мирской властью сильнее страха Божия, будут использовать все силы своего разума, чтобы оправдать это подчинение антихристу, потому что сердце и совесть никогда не смогут сделать этого. Они попытаются поддержать свои церковные учреждения отказом от духовной свободы и героического исповедания веры, хотя только это способно поддержать непобедимое вратами ада Тело Христово.
   Нужно знать и помнить, сколь велико будет лукавство антихриста и как хитро будет действовать он, если даже «избранники Божии», то есть истинные христиане окажутся в затруднении, не будучи в состоянии сразу «раскусить» и изобличить антихриста, не смогут сначала узнать его. Наш священный долг неустанно помышлять о приближающемся Втором Его Пришествии, когда каждый из нас или прославится или постыдится. В постоянной подготовке себя к Пришествию Спасителя заключается смысл и назначение нашей земной жизни. Мы должны быть готовыми встретить Господа, Грядущего «судить живым и мертвым», не с животным страхом, как презренные рабы, не сотворившие воли своего Господина, а с радостью и любовию, как верные сыны. Сей радости да сподобит всех нас Всемилостивый Господь!
   У нас нет данных утверждать, что антихрист уже пришел, но (…) только совершенно слепые люди могут не видеть, какая бешенная идет сейчас в мир подготовка к его скорейшему приходу и воцарению. Над этим с необыкновенной энергией, достойной лучшего применения, работают его верные слуги, уже заранее продавшие ему свою душу за деньги и всевозможные земные блага: за почести, власть и господство в человеческом обществе, за всякого рода плотские удовольствия и наслаждения, чтобы получить возможность невозбранно и безнаказанно ими пользоваться. Из многих предсказаний еще древних Отцов Церкви мы знаем, что большинство людей, принадлежащих ко всем вероисповеданиям, в том числе и к нашему православному, не исключая священнослужителей, с восторгом примут антихриста, как своего владыку и царя, поклонятся ему и начнут преследовать и уничтожать всех, кто станет антихристу противиться. И хотя антихриста, как одной определенной личности мы еще не видим, уже теперь происходит в мире среди людей «отсеивание»: одни «идут в ногу» со слугами грядущего антихриста, покупаются за деньги и прочие земные блага и завербовываются в его лагерь, другие – решительно сторонятся, отмежевываются и отходят от них прочь, возбуждая к себе и ненависть первых.
   Братья, время сейчас стало настолько лукавым, люди так изощряются в обмане, фальши, лукавстве и лжи, что надо быть особенно бдительными, сугубо внимательными и осторожными в подходе к ним, чтобы не прельстится их вкрадчивыми словами и не запутаться в сетях антихристовых. Не доверяйте никому, кто подходит к вам с какими бы то ни было льстивыми предложениями, с выгодными обещаниями, хотя бы то были лица, облеченные в духовную одежду, если только вы знаете, что они близки к каким-нибудь сомнительным или явно-антихристианским организациям, если они ведут дружбу с врагами Христовыми, а особенно если они получают деньги от них под каким-нибудь бы то ни было благовидным предлогом.
   Наступило время, когда более чем когда-либо прежде, необходимо тщательно разбираться, кто из носящих высокое звание пастырей Христовой Церкви действительно служит Христу, а кто уже продался слугам грядущего антихриста и тем самым вместо Христа, служит антихристу, – чтобы вместо истинного пастыря, не пойти за «волком», хотя бы он и был одет в овечью шкуру. Особенно опасны из таких лже-пастырей те, которые, под предлогом «неосуждения» и «христианской любви и всепрощения» проповедуют необходимость мира со всеми. Будем помнить, что мир с антихристом (как и со слугами его) есть уже измена Христу – вражда против Христа! Ибо «кое причастие правде к беззаконию? Или кое общение свету ко тьме? Кое же согласие Христови с Велиаром? Или какая часть верну с неверным?» (2 Кор. 6, 14–15)
   Даже самое малое «заигрывание» со слугами антихриста и угождения ими с какой бы то ни было благовидной целью – уже преступно и не пройдет даром. Не напрасно старая русская поговорка гласит: «Скажи, с кем ты знаком, а я скажу кто ты таков!» В наше лукавое время нам, желающим сохранить верность Христу Спасителю, более всего нужна пламенная ревность, которой так прославился святой пророк Божий Илия, и, вместо какого бы то ни было соглашательства со слугами антихриста, должна быть полная непримиримость к ним, хотя бы это грозило нам временной смертью. Вспомним, как Енох и Илия, после убиения их Зверем – антихристом, вновь ожили: «после трех с половиною дней вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои, и великий страх напал на тех, которые смотрели на них» (Апок. 11, 11) А затем явится Сам Господь Иисус Христос, Который убиет антихриста «духом уст Своих, и истребит явлением пришествия Своего» (2 Солун. 2, 8), после чего время прекратится, наступит кончина века сего и откроется Страшный Суд. Братие! Если вы услышите, что кто-нибудь с насмешкой, с иронической улыбкой на лице или же со злобой и раздражением относится к проповеди о приближении антихриста, Второго Пришествия Христова, кончины века и Страшного Суда, знайте, что вы имеете дело с лицом, уже так или иначе вовлеченным слугами антихриста в подготовку его скорейшего прихода и воцарения на земле! Бойтесь таких людей, как разрушителей нашей Святой Веры и Церкви! На Страшном Суде откроются их «тайная», и все они, вместе с антихристом и его слугами получат праведное воздаяние в «озере огненном, горящем серою» (Апок. 19, 20). А для праведников, подобных св. пророку Илии, и для всех, кто не поклонился и не пошел на службу антихристу, но честно и ревностно противостоял ему, начнется вечная блаженная жизнь в том «Новом Иерусалиме», который удостоился видеть св. Тайновидец, сходящим от Бога с неба (Апок 21, 2).
   Наше время – время исповедничеста Истины, и оно требует прямолинейности, полной искренности и соответствия дел словам. А если мы будем вилять, говоря одно, а делая другое, то очень легко соскользнем с пути исповедничества Истины на путь ея предательства. Никакого «заигрывания» с сатаной, даже по самым «высоким» дипломатическим соображениям, у нас, христиан, быть не может. «Кое бо причастие правде к беззаконию? или кое общение свету ко тьме?» (2 Кор 6, 14) и напрасны все попытки найти какой-то компромисс между служением Христу и Велиару. Хорошего из этого ничего не может выйти, кроме все большего и большего низвержения в бездну падения, что приведет, в конце концов, к геене огненной, где будет всецелая власть и служение одному Велиару. Вот, на каком опасном пути стоит весь современный мир, в том числе – и мир христианский, даже мир православный!
   А ведь все, что в мире происходит, есть не что иное, как результат совокупного совместного действия Святейшей Воли Божией и свободной воли человеческой. И Бог, давший человеку при сотворении свободную волю, не спасает человека без самого человека. Вот почему совершенно тщетно ждать какого-то сверхъестественного чуда милости Божией и над всем миром и над Россией без нашего участия. А это наше участие должно выражаться во всецелом покаянии и обращении к Богу: нужны, с нашей стороны, дела, достойныя покаяния (Лук. 3, 8; Матф. 3, 8 – 10). Для Православной веры, которая повсюду подвергается открытым и скрытым нападкам, давлению и преследованию со стороны слуг грядущего антихриста, настало время исповедничества, исповедничества постоянного, если необходимо, до самой смерти. (…) Настрой на постоянное ожидание Второго Пришествия Христа и есть настоящий христианский настрой, который молитвенно взывает ко Господу: Ей, гряди, Господи Иисусе! (Апок. 22, 20). А противоположный этому настрой духа – это, несомненно, дух антихриста, который всячески стремится отвлечь христиан от мысли о Втором Пришествии Христа и последующем за ним воздаянии. Уступающие этому духу подвергаются опасности не распознать антихриста, когда он явится, и попасть в его сети. Именно это является самым страшным в современном мире, наполненном всевозможными уловками и соблазнами…
   Верующие миряне, если они действительно верующие, ставящее во главу угла своей жизни спасение души в жизнь вечную, обязаны полным послушанием своим пастырям, но лишь до тех пор, пока сами пастыри хранят непоколебимое послушание Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Как только пастырь отпадает от истинной Церкви в ересь или раскол, отвергая догматы или каноны Церкви, миряне разрешаются от послушания отпавшему.
   Об этом ясно говорит Послание Восточных Патриархов 1648 г., признанное Символической Книгой нашей Церкви: «У нас ни Патриархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то-есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменной и согласной с верою отцев его». А потому единственный путь для всех тех, кто еще не перестал считать целью своей жизни спасение души, это – сугубое духовное бодрствование и твердое стояние в чистой неповрежденной вере и преданности истинной Церкви, свято хранящей эту веру
  
Православная Церковь это не есть просто какая-то чисто земная организация, возглавляемая патриархами, епископами и священниками, несущими служение в Церкви, которая официально называется Православной. Православие – это мистическое «Тело Христово», глава которого Сам Христос. Церковь, правда, не может быть совсем оторвана от земли, ибо в нее входят и люди, еще живущие на земле, а потому в устройстве и внешней организации ее неизбежен известный элемент «земного», но чем этого «земного» меньше, тем для вечных целей ее лучше, и уж во всяком случае это «земное» никак не должно затмевать и подавлять собою то чисто духовное – дело спасения душ для жизни вечной, ради чего Церковь и основана и существует. Церковь никогда не подчинится миру, никогда не пойдет на компромисс с ним. Конечно, ведь Господь сказал Своим ученикам на Тайной Вечере: «вы не от мира». Если мы хотим остаться верными истинному христианству, мы должны держаться этих слов – подлинная Церковь Христова всегда была, есть и всегда будет странницей в этом мире. Отделенная от него, она способна передать Божественное учение Господа неповрежденным, потому что эта отделенность сохраняет ее неизменной, т. е. подобной вечному и неизменному Богу.
   Истинная Церковь вся есть Истина, и нет, и не может быть в Ней ни тени какой бы то ни было лжи или заблуждения. Отдельные члены Церкви, вплоть до самых высокостоящих иерархов, могут иногда, полагаясь на свой собственный только разум, ошибаться и заблуждаться, но вся Церковь в целом – никогда. Она, и только Она одна, Истинная Церковь – Непогрешима, потому что в Ней пребывает до скончания века Глава Ее – Сам Господь Иисус Христос (Мф. 28, 20), вдохновляет Ее и руководит Ею Дух Святый (Ин. 14, 16–17). Это утверждение наше не голословно, ибо основано на ясном учении Слова Божия: «Церковь Бога Живого – столп и утверждение Истины» (1 Тим. 3,15), – так говорит великий Павел, Апостол языков. Кто лжет или впадает в заблуждение, тот невидимым Судом Божиим тотчас же отсекается от Тела Церкви, отпадает от Нее, тем самым теряя надежду спасения, и может опять воссоединиться с Нею только чрез искреннее покаяние. Никакая ложь оттого не свойственна Церкви, не терпима в Ней. Не может быть поэтому в Ней ни разномыслия, ни разногласия, ни разделений. Об этом ясно говорит св. Апостол Павел, наставляя первых христиан: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» (Рим. 16,17). «Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» (Фил. 2, 2–3).
   Как же выглядит теперь столь модное ныне движение «экуменизма» с точки зрения такого вполне ясного и категоричного учения Слова Божия? Не есть ли оно – сплошная ложь, несвойственная истинной Церкви и нетерпимая в Ней? Требуя от христиан полного единомыслия и единодушия в своей среде, Слово Божие столь же ясно и категорично говорит о том, как истинные христиане должны относиться к искажающим истинное учение Церкви лжеучителям-еретикам: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3, 10). Так ли поступают современные «христиане» – или они «стыдятся» требований Слова Божия, как «устарелых», «отставших от века», недостаточно «прогрессивных»? Вот почему лгут на Истину все эти «экуменисты» и всякого рода современные «объединители», стремящиеся соединить несоединимое: Правду с беззаконием, Свет со тьмою, Христа с велиаром, вернаго с неверным (2 Кор. 6, 14–15).
   Что сказать нам после этого о иерархах, возглавителях и духовных руководителях современных Поместных Православных Церквей, которые вступили в «экуменическое движение» и стали полноправными членами и активными деятелями «Мирового Совета Церквей»? Вправе ли они еще считать себя православными? Мы не говорим уже о целом ряде канонических правил Православной Церкви, воспрещающих молитвенное общение с еретиками, за что полагается отлучение от Церкви, а епископам и клирикам – извержение из сана (см. Апостольские правила 45, 46 и 65 и Лаодикийского собора 32, 33 и 37), ибо многие сейчас считают, что каноны вообще «отстали» от далеко «ушедшей вперед» жизни и надо все их отменить или переделать так, чтобы ни для кого не было стеснений и каждый мог делать все, что ему заблагорассудится – в свое удовольствие.
   А если принять во внимание то, что многие из возглавителей этих церквей, представители иерархии и духовенства, не говоря уже о рядовых мирянах, вступают теперь даже в антихристианские организации или открыто провозглашают атеистическую богоборческую власть «властью от Бога», коей нужно повиноваться «не за страх, а за совесть», предоставляя себя в полное услужение врагам Христовым и делая себя их послушным орудием, то становится и совсем страшно! До чего мы дожили?! И можно ли закрывать глаза на все это и безпечно убаюкивать себя и других, уверяя, что ничего особенного в этом нет, что так, мол, «всегда было»?
   Кое-что, может быть, и было, но не так, не в таких огромных, всеобъемлющих масштабах, когда и здорового места почти не остается, и честный искренний христианин не знает, куда и с кем ему идти, кому можно довериться. Не будучи в состоянии после продолжительной вековой борьбы просто уничтожить Церковь, темные сатанинские силы в наши дни, с особой ожесточенной энергией, устремились на Церковь, пытаясь овладеть ею изнутри, дабы использовать Ее, в лице податливых служителей, в своих целях. Оскудение веры и истинной христианской любви помогает этому, а тщеславная погоня за рекламой и суетной славой и искание материальной выгоды прямо идет на встречу этим сатанинским планам. И вот, в результате, та печальная картина, которую мы теперь наблюдаем: соль обуевает.
   Забывают многие в наше время, что Церковь не какое-либо земное, человеческое учреждение, а учреждение Божественное, высочайшее назначение которого есть спасение душ в жизнь вечную, что в ней – не место какой-либо «политике» или «дипломатии» и не допустимо кривить душой, попирая совесть, во имя каких бы то ни было чисто земных целей, хотя бы и прикрывались они лживо фальшивыми лозунгами «мира всего мира», «всеобщего блага» и даже мнимой «христианской любви» и «смирения», что сейчас так в моде.
   Вся эта современная фальшь и шумиха и увлечение какой-то «высшей политикой» и «тайной дипломатией», к чему усиленно теперь привлекаются не только рядовые, но и высшие служители Церкви, ставят себе задачей не что иное, как подготовку будущего мирового владычества антихриста, который должен возглавить единую (объединенную из всех религий мира) лже-церковь и единое всемирное (объединенное из всех национальностей) государство.
   Если учесть, что происходит сейчас с православными христианами в так называемом «свободном мире», где господствует «экуменизм» и где все уже почти объединились в составе так называемого «Мирового Совета Церквей», то нельзя не согласиться, что такое, более точное наименование: «истинно православные» уместно и здесь – в отличие от тех, которые, называя себя «православными», фактически уже отреклись от Православия, сохранив лишь одну внешнюю видимость его. Необходимо помнить и знать: не может истинная Церковь Христова провозглашать и утверждать какую бы то ни было ложь и вступать в содружество или сотрудничество с врагами Христовыми! А потому все те епископы, клирики и миряне, которые в этой лжи участвуют и с врагами нашего Господа и Спасителя так или иначе дружат и сотрудничают, – «православные» только по имени.
  
И вновь, и вновь, невольно вспоминаются нам подлинно-пророческие слова нашего дивного российского св. Феофана Вышенского Затворника о том, что в последние времена «имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – только видимость, внутри же отступление истинное» (Толкование на Послание к Солунянам, стр. 192).
   Не наблюдаем ли мы нечто подобное уже и теперь? Ведь Православие не есть что-то отвлеченное. Православие это не только вера, но и жизнь по вере – жизнь, согласная с верой, которая называется обычно благочестием. И вот, весьма характерно, что все эти современные модернисты-экуменисты, еще называющие себя «православными», с каким-то самодовольным легкомыслием отбрасывают все подвижнические установления Святой Церкви, в коих наиболее полно и ярко выражается дух православного благочестия, как, например, подвиг воздержания, поста душевного и телесного. Будем же стремиться к подвигу, в котором как раз и выражается существо нашей православно-христианской веры, которая есть подвиг подражания Христу в крестоношении и самораспятии. А подвизаясь законно, как учит Слово Божие, будем все претерпевать за Истину, не отступая от нее, как это делают теперь многие, по малодушию или из какой-либо корысти. И будем твердо помнить: где нет подвига, где нет стояния за истину – там нет и Православия – нет истинной веры в Бога и во Христа
  
Идея демократии совершенно чужда христианству и ничего общаго не имеет с соборностью, лежащей в основе Церкви, с которой ее иногда смешивают, по неведению или злонамеренно. Церковью управляет не народ, а Сам Господь через поставленных Духом Святым законных пастырей. Решающее значение в Церкви имеет не «большинство голосов», а стояние в Истине. Единственным руководством правильнаго устроения и течения церковной жизни являются отнюдь не «воля народа» и мнение большинства, а лишь вдохновленные Духом Божиим каноны Церкви. Всякая попытка игнорировать каноны, или, тем более, поступать вопреки их требованиям, есть уже подкоп под Церковь. Всякий отвергающий каноны колеблет самыя основы Церкви, а потому и на верующих мирянах лежит долг и право отстаивать каноны Церкви, когда они злонамеренно попираются.
  
Борьба за чистоту веры и за каноническое устройство Церкви является священным долгом не только церковной иерархии, но и рядовых верующих мирян, знающих свою веру и каноны церковные и ревнующих о церковной Истине, ибо у нас, по учению Восточных Патриархов (см. послание 1948 г.) «хранителем благочестия является самое тело Церкви, то есть самый народ».


5. Всеправославное совещание 1948 года

Ход Совещания и повестка дня

   ИСТОРИЯ созыва Всеправославного Совещания связана с тем, что после войны Поместные Православные Церкви начали испытывать все более сильное давление как со стороны Ватикана, так и со стороны усилившегося экуменического движения. В 1948 году организаторы Амстердамской ассамблеи, на которой должна была быть создана «экуменическая церковь» под названием «Всемирный Совет Церквей», прислали всем Поместным Церквам, в том числе и Русской, приглашения участвовать в ассамблее и стать членами ВСЦ. Тогда было решено организовать встречу Глав и Представителей Поместных Церквей с тем, чтобы они могли обсудить стоящие перед ними проблемы и выработать единую точку зрения. Московское Совещание было созвано за месяц до Амстердамской экуменической ассамблеи и проходило с 8 по 18 июля 1948 г. Главы и Представители всех Автокефальных Православных Церквей были приглашены в связи с празднованием 500-летия Автокефалии Русской Православной Церкви.
   В Москву приехали делегации 11 Автокефальных Церквей из 13 стран. Иерусалимский Патриарх не смог приехать из-за войны в Палестине и осады Иерусалима и впоследствии одобрил все решения Совещания. Отказалась от участия Кипрская Церковь, а представители Константинопольской и Греческой Церквей прибыли только на празднества и в работе Совещания не участвовали. Это неучастие, а также попытки воздействия на других участников с целью сорвать принятие ряда решений, объясняются тем, что ко времени Московского Совещания эти Церкви уже были вовлечены в экуменическое движение и дали согласие на участие в Амстердамской ассамблее.
   На пленарных заседаниях и в соответствующих комиссиях были заслушаны и обсуждены доклады по темам:
   1) Ватикан и Православная Церковь;
   2) Об Англиканской иерархии;
   3) О церковном календаре;
   4) Экуменическое движение и Православная Церковь.
  
Совещание вынесло Резолюции по этим четырем вопросам и обратилось ко всем христианам мира с Обращением. Документы подписали представители 10 Поместных Церквей – Патриархи: Московский и всея Руси Алексий, всея Грузии Каллистрат, Сербский Гавриил, Румынский Юстиниан и позднее Иерусалимский; от Антиохийской и Александрийской Церквей их представитель митрополит Ливанский Илия; от Польской Церкви архиепископ Тимофей; от Албанской епископ Паисий и Экзарх Московской Патриархии в Чехословакии архиепископ Елевферий. Деяния этого Совещания в двух томах были изданы в Москве в 1949 году1 и уже давно практически недоступны читателю. Переиздать Деяния этого Совещания – задача будущего.
   Надо сказать и о том, что поскольку в 1961 г. Русская Православная Церковь под давлением светской власти и вопреки решениям Совещания 1948 г. приняла решение стать членом ВСЦ и пошла на контакты с Ватиканом, Деяния этого Совещания были преданы забвению. В наше время, когда появилась возможность написать историю Церкви за 70-летний период гонений, этому Совещанию опять не повезло. В современных учебниках по Истории Церкви, рекомендованных для Духовных школ, то есть для будущих пастырей, о самом Совещании говорится или мельком, или подчеркивается его инспирированность властями. Раз так, то, следовательно, не стоит серьезно относиться к принятым 50 лет тому назад решениям. Поэтому, в настоящем очерке придется говорить о лживости этих утверждений, цель которых – дискредитировать то «исчерпывающее исповедание нашей веры», которое мы находим в Деяниях Совещания. О его истинности свидетельствует как авторитет богословов, выступавших с докладами, так и представительность участников, подписавших Резолюции.

Значение Автокефалии Русской Церкви

   ИСТОРИЧЕСКОЕ значение утверждения автокефалии Русской Церкви, 500-летие которой праздновалось в 1948 году, хорошо видно из доклада доцента Московской Духовной Академии Н. И. Муравьева, прочтенного им 8 июля на торжественном собрании в храме Воскресения Христова в Сокольниках.
   Установление автокефалии, то есть самостоятельного, независимого от Константинопольского Патриарха существования для Болгарской, Сербской и Элладской Поместных Церквей, было процессом сложным, мучительным и длительным. Это было связано с претензиями Константинопольского Патриарха на главенство – явление, получившее в церковно-исторической литературе название «восточного папизма». Хотя эти претензии были основаны не на церковных канонах, а на созданной византийским церковно-государственным правом теории о значении византийского Императора, как правителя христианской миродержавной Империи и верховного покровителя Вселенской Церкви во всех ее частях, где бы они ни находились. Согласно этой теории, Константинопольский Патриарх есть «общий отец, свыше от Бога поставляемый для всех повсюду находящихся христиан». «Для всех повсюду находящихся христиан», и тоже «поставленным свыше от Бога», как известно, объявляет себя и римский папа.
   В обоих случаях этот «психоз власти», по словам протопресвитера Гавриила Костельника, имел один источник – языческие представления Римских императоров, которые были во времена язычества и верховными жрецами – понтификами. В Западной части империи эти представления вылились в форму «римского папизма», в Восточной – в поползновения некоторых императоров управлять делами Церкви. В Риме главой церкви, понтификом стал римский епископ, объявивший себя впоследствии наместником Христа на Земле. В Царьграде Патриарх, сознавая себя духовным управителем всемирной Империи, объявил себя вселенским. В Риме говорили о вселенной-универсуме, в Константинополе – о вселенной-икумене, области обитания (отсюда и экуменизм). Римский папизм добился реального могущества и погубил Римскую Церковь, превратил ее в политическую государственную структуру со свойственными любому государству принудительными и насильственными методами укрепления власти.
   На Востоке этого, слава Богу, не произошло. Православное понимание «вселенскости», как кафоличности, соборности, сдерживало амбиции константинопольских патриархов, а после завоевания Царьграда турками в 1453 г. вселенские претензии пропали надолго. Однако, в начале XX столетия древние амбиции возродились, и это было связано во многом с появлением в протестантской среде экуменического движения: константинопольские патриархи рассчитывали стать во главе будущей экуменической церкви.
   Таким образом, в XX столетии идеей создания «вселенской церкви» были одержимы многие. Ватикан продолжал усилия устроить «вселенскую церковь», как он ее понимал, то есть подчинить власти папы всех «схизматиков». Протестанты задумали слепить некий союз церквей, наподобие привычных для них общественных организаций, вовсе не думая о благодатном единстве. Часть Православных Поместных Церквей во главе с Константинопольским Патриархом немало потрудилась на экуменическом поприще, надеясь возглавить новую экуменическую церковь. Всеправославное Совещание в Москве в 1948 г. объединило тех, кто не мог пойти на унию с Римом, не допускал возможности иметь общение с еретиками в ВСЦ и считал участие в нем пагубным для Православия.
   Попробуем выявить сходство в тех церковно-исторических условиях, которые вызвали установление автокефалии в середине XV века и созыв Всеправославного Совещания в Москве в 1948 г. В ту отдаленную эпоху императоры и патриархи в Царьграде сделали ставку на Запад, рассчитывая получить военную поддержку против наступавших турок. Константинопольский Патриархат «покачнулся» в сторону Рима и прилагал немалые усилия, чтобы вовлечь в унию все подчинявшиеся ему митрополии. С этой целью Константинопольский Патриарх, впоследствии униат Иосиф II, поставил в Москву митрополитом грека Исидора, одного из активнейших униатов. Этот предатель Православия подписал в 1439 г. Флорентийскую унию и обещал папе Евгению повергнуть Русь к его ногам.
   В этих условиях автокефалия была единственным средством для сохранения Православия. Русская Церковь решилась на объявление автокефалии, то есть на разрыв отношений, но не с Матерью-Церковью, которой смиренно подчинялась в течение почти пяти веков, а с Константинопольской патриархией, лишь окончательно убедившись в отпадении ее в унию – в 1448 г., то есть через 9 лет после заключения Флорентийской унии.
   Всеправославное Совещание, посвященное 500-летию автокефалии, было созвано в 1948 г., когда Вселенский Патриархат еще раз «покачнулся», но теперь уже в сторону «экуменической церкви», рассчитывая возглавить ее. Пятьсот лет назад патриарший престол в Константинополе с 1439 г. около 10 лет занимали патриархи-униаты. В XX столетии с 1920 г. Константинопольский престол занимали в основном патриархи-экуменисты, модернисты и масоны. В обоих случаях существовала угроза Единству Соборной и Апостольской Православной Церкви. В середине XX в., так же, как в середине XV в., во главе Вселенского Патриархата стояли патриархи, предававшие интересы Православия. В обоих случаях Русская Церковь видела свою задачу в том, чтобы «быть бдительной и твердо хранить Вселенское Православие, переданное нам изначала»2.
   Участники Всеправославного Совещания – и это видно из их выступлений – хорошо сознавали высокий смысл того события, ради празднования которого они собрались в Москве. Именно в Москве, которая в течение долгих столетий неизменно оказывала поддержку и материальную помощь всем Православным Церквам-Сестрам, находившимся в плену у турок. Для них, особенно для Церквей славянских, с Русской Православной Церковью были связаны надежды на защиту от агрессии Ватикана и на сохранение чистоты веры в предстоящей борьбе с экуменизмом.
   В своем докладе доцент МДА Н. И. Муравьев подробно рассмотрел проблему получения Русской Церковью автокефалии с канонической точки зрения и дал исторический обзор событий русской истории. В нем он прослеживает неизменное стремление всех Первосвятителей Русской Церкви сохранить чистоту Православия и вместе с тем их приверженность делу сотрудничества и взаимопомощи Поместных Православных Церквей. Их ряд он начинает с первого автокефального митрополита Московского и всея Руси святителя Ионы, затем говорит о святителе Макарии и священномученике Филиппе. Особая роль в деле сохранения православного единства отводится в докладе Святейшему Патриарху Никону. Н. И. Муравьев следующим образом оценивает значение этого Патриарха: «Его церковная и государственная программа деятельности, широта и глубина его мировоззрения, его природные высокие умственные способности, непреклонная и твердая воля, чистота личной жизни, великая ревность по Русской Церкви, ставят его в ряд великих церковных деятелей. Раздражительный в мелочах, Патриарх Никон был блестящий организатор крупных церковных и государственных дел. Он святительствовал в то время, когда ясно сознавалась государственная необходимость культурного сближения с Западом. В этой предстоящей встрече Патриарх Никон хотел представить Русскую Православную Церковь, стоящею на высоте своего призвания Автокефальной Вселенской Апостольской Церкви. Идея Вселенской Церкви определяла все его великие преобразовательные мероприятия, к каковым относятся исправление богослужебных книг, обрядов, богослужебной практики путем сличения с древнегреческими рукописями и чинами; крупная организация ученого братства, вызов юго-западных и восточных ученых и заботы вывести Русскую Церковь из-под государственного влияния. Это последнее послужило, как раз, причиной его падения... Славная деятельность Святейшего Патриарха Никона была исполнена тех заветов, кои завещал Святитель и первый автокефальный Митрополит Московский святой Иона»3.
   Отмеченная нами связь времен не ограничивается 1448 и 1948 годами, ее нить тянется через 50 лет и в наше время. И сегодня проблема единства Вселенского Православия, как мы видим, напрямую связана с проблемой сохранения Православными Церквами чистоты православной веры, и опыт прошлого помогает нам найти истинные пути для ее разрешения.

Православная Церковь и Ватикан

   ПО проблеме взаимоотношений с Ватиканом два доклада сделал протопресвитер Гавриил Костельник – бывший униатский священник и один из главных инициаторов воссоединения униатов с Матерью-Церковью в послевоенные годы4. По возвращении с Совещания во Львов он был убит 20 сентября 1948 г. униатом-бендеровцем после совершения литургии, когда возвращался из храма домой.
   На Совещании 1948 года священноначалие предоставило слово человеку, близко знавшему папизм изнутри, а потому сумевшему разглядеть в нем не только догматические отклонения, хорошо известные всем православным богословам, а то люциферианское в своей основе проявление гордыни, которое западную часть Церкви Христовой превратило в страшную организацию, любыми средствами добивающуюся подчинения себе всех христиан. Однако, как можно понять из дискуссий на заседаниях комиссии, эта крайняя точка зрения протопресвитера Гавриила Костельника вызвала возражения со стороны некоторых архипастырей.
   Протопресвитер Г. Костельник говорил: «С Востока нам ничего не угрожает, вся тяжесть угрозы – с Запада, от римо-католической церкви, которая сильна и в которой кроется опасность для нас. Как сам бывший католик... должен сказать, что здесь не умеют бороться с католиками... В проекте Резолюции сначала говорится о ереси, а об агрессии только в выводах. Это не логично. Надо больше сказать об агрессии... Я хочу, чтобы с латинами говорили более решительно, а не так, как мы».
   Позиция протопресвитера Г. Костельника не нашла поддержки ни у русских богословов, ни тем более у «западных архиереев». Первые – видели в католиках прежде всего еретиков, исказивших Символ веры и придумавших новые догматы. Вторые – жили в среде католиков и не желали портить с ними отношения. Отвечая протопресвитеру Г. Костельнику, архиепископ Казанский Гермоген сказал, что «воззвание обращено не только к католикам, есть еще и униаты, и даже православные, которые колеблются, говоря: «А, может быть, на стороне католиков все-таки правда»... Позиции наши – Соборы, священное Писание. И мы должны об этом заявить. Для вас «филиокве» не является стержнем, а для православных это – стержень... Мы не только говорим против кардиналов и пап, но мы убеждаем рядовых католиков. Мы не должны писать политического памфлета, мы – люди Церкви и должны базироваться на священном Писании... Ко мне тут подходили многие митрополиты и говорили, что не надо излишней резкости. Что такая резкость только оттолкнет тех католиков, которые колеблются».
   В конце концов обе точки зрения нашли отражение в окончательном тексте Резолюции. Многое из сказанного протопресвитер Г. Костельником в его докладе и в порядке дискуссии приобретает особенное звучание, когда знаешь, что он был через два месяца убит латинянами; что через 50 лет Господь попустил Русской Православной Церкви испытать новую агрессию Ватикана, и неизвестно, какие еще испытания ей придется перенести от этой якобы «церкви-сестры» в ближайшем будущем.
   В Резолюции о Ватикане участники Совещания осудили римское папство за все новоявленные римские догматы. «Вследствие этого антихристианского нововведения, римские епископы причинили громадный вред единству Вселенской Церкви и вообще делу созидания спасения человеков на земле». При этом они подчеркнули, что это определение, осуждающее папство, не является случайным, но оно вытекает из самых принципов древневселенского Православия и повторяет исповедание Восточных Патриархов, выраженное ими в Посланиях 1723 и 1894 годов.
   Далее они отметили, что «для римских епископов... политика всегда была "suprema lex"» (т. е. «высшим законом»); что «"Церковь Бога Живаго" (1 Тим. 3,15) превращена папистами в земную политическую организацию», которая в течение многих веков стремится прямым насилием или через унию обращать православных в католичество. Участники Совещания рассматривали униональные поползновения Ватикана и экуменические инициативы протестантства в неразрывной связи, как единое наступление на Православную Церковь.

Последствия вступления Русской Церкви в ВСЦ в 1961 году

Вступление в ВСЦ и активизация экуменической деятельности

   В 1948 году архиепископ Серафим (Соболев) назвал экуменизм ересью, а потому вопрос, поставленный в названии его доклада, мог бы прозвучать так: «Надо ли православным участвовать в еретическом движении?», – что и было признано в 1948 году безусловно неприемлемым. Шли годы, и вопреки решению Всеправославного Совещания, Поместные Церкви одна за другой становились «членами» ВСЦ. Русская Православная Церковь стала членом ВСЦ в 1961 году, под давлением соответствующего отдела ЦК КПСС и благодаря усилиям его протеже, экумениста и филокатолика митрополита Ленинградского Никодима (Ротова)5. В то время, после изгнания непокорного митрополита Николая (Ярушевича), митрополит Никодим уже был главой Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС), который в наше время возглавляет его ученик, ставленник и последователь митрополит Кирилл (Гундяев).
   Если Деяния Всеправославного Совещания 1948 года опубликованы, то о процедуре принятия решения о вступлении в ВСЦ, о том, кто и какое имел мнение, ничего неизвестно. Неизвестно, например, был ли поднят такой существенный вопрос: как возможно с канонической точки зрения членство Единой, Соборной, Апостольской Церкви, которая есть Тело Христово, не в ВСЦ или КЕЦ, но вообще в какой бы то ни было организации? Ответ на этот вопрос мы находим в словах Патриарха Алексия I (Симанского), сказанных им на Совещании 1948 года: «Православная Церковь не имеет административного объединения даже поместных Церквей. Для чего же она будет принимать участие в административном объединении разномыслящих христианских организаций, и не будет ли такое участие значить, что мы жертвуем сокровищем нашей веры во имя какого-то призрачного, ложного единства»6.
  
Вступление во всякого рода политические «советы» и «союзы» принято среди общественных организаций, таких, как партии, например. Этот принцип был положен в основу коммунистического интернационала и вполне уместен для организаций типа протестантских сект-«церквей». Но, как было отмечено в Резолюции Совещания 1948 года, совершенно неприемлем для Церкви, поскольку противоречит самой природе Церкви, ее мистической сущности. Тело Христово, обладая полнотой истины и вселенскостью, не может стать частью чего-либо, оно может только вместить в себя. История Церкви тому свидетель – за две тысячи лет ее существования никогда и нигде ни одна поместная Церковь не становилась «членом» какой-либо организации. Никогда не существовало Всемирного Совета Православных Церквей, что было бы, возможно, правомерно, но в этом не было необходимости, потому что они пребывали в единстве церковном, и формальное объединение не требовалось. Возможно, при принятии решения о вступлении в ВСЦ под «членством» подразумевалось участие в экуменических контактах не всей Церкви, а отдельных церковных деятелей, сотрудников какого-либо церковного учреждения, например, ОВЦС, но и тогда остается открытым вопрос, насколько такое участие допустимо.
   Прежде чем говорить о влиянии экуменической деятельности на жизнь Русской Православной Церкви, процитируем выступление на эту тему протоиерея Всеволода Шпиллера: «Для Болгарской Церкви встреча с экуменизмом означала в экуменических кругах расшатанность чувства церковности, расшатанность сознания единоспасающей Церкви. Затем известное обмирщение Церкви... снижение уровня духовной жизни, отрыв от святоотеческих традиций как в богословии, так и в быту. Потрясена была в самих основах верность литургической богослужебной традиции...»7.
  
В России в советское время пропаганда экуменизма велась на фоне чрезвычайно популярной тогда борьбы за мир и дружбу между народами. В соответствующих брошюрах участие Церкви в ВСЦ представлялось как «миротворческая миссия». Со временем экуменические идеи стали проникать извне в церковную ограду и заразили не только постоянных участников заграничных экуменических сборищ, но и определенную часть епископата, клира и мирян, ими окормляемых. Когда обществу стала доступна информация об экуменической деятельности, о тех беззакониях, которые творятся на Ассамблеях ВСЦ, церковный народ был возмущен. Не надо было обладать глубокими богословскими знаниями или быть большим знатоком церковных канонов, чтобы понять недопустимость участия православных людей в подобных мероприятиях. Ибо не православные участники экуменических ассамблей свидетельствовали инославным об истинности нашей веры, а, наоборот, еретики заражали православных делегатов духом протестантизма и секуляризма.
   Вслед за этими открытиями выяснилось, что уже в 1993 году представитель нашей Церкви игумен Нестор (Жиляев), ныне архимандрит, подписал в сирийском городке Баламанде какое-то Соглашение с римо-католиками, о котором не знали даже многие участники Архиерейских Соборов 1994 и 1997 гг., не говоря уже о священстве и простых мирянах. Это Соглашение, возможно, так и осталось бы тайным, если бы не опубликование его текста Константинопольской Патриархией, что в сочетании с небывалой экспансией папизма на всем пространстве России вызвало естественное безпокойство части священноначалия и глубокое возмущение клириков и мирян Русской Церкви.
   Еще одно, столь же тайное Соглашение, но уже с еретиками-монофизитами, было заключено в швейцарском городке Шамбези. Эти три факта – членство в ВСЦ, Баламандская уния и Шамбезийский сговор, как пишут в своем Заявлении иноки Валаамского монастыря – стали известны через прессу церковным людям и вызвали вполне естественное возмущение.
   Положительных же результатов «православного участия» в экуменическом движении, например, обращения инославных в Православие, не наблюдалось. Происходило и происходит обратное – «православные экуменисты», заражаясь неправославными взглядами (или обладая ими изначально), стали активно распространять их в православной среде.
   В последние десятилетия экуменизм в России не был ограничен деятельностью специально созданного для внешних церковных контактов отдела (ОВЦС), но вел широкую внутрицерковную деятельность, приверженцы которой именуются «неообновленцами». Их цель – подготовить клириков и церковный народ к восприятию экуменических идей и добиться реформирования Православной Церкви в догматической, канонической и богослужебной областях с целью максимального приближения ее к обмирщенным «церквам» Запада. Отсюда – пропаганда модернистского «богословия», борьба неообновленцев за переход на григорианский календарь, реформирование на приходском уровне православного богослужения, систематическое использование российских и зарубежных средств массовой информации для оказания давления на церковное священноначалие.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

   Всеправославное Совещание 1948 года явило миру непреходящую истину обетования Спасителя о Его Церкви: «Врата ада не одолеют ея» (Мф. 16, 18). Деяния этого Совещания – свидетельство внутренней свободы Церкви Христовой, в каких бы условиях она ни находилась. Вот слова протоиерея Г. Разумовского, сказанные им не в кулуарах, а с кафедры, во всеуслышание: «Слово Божие не обязывает государство давать Церкви какие-либо права, да таких прав у государства и нет. Деятельность Церкви – вне сферы влияния государства. Права Церкви – от Бога. Не будем умалять достоинство Церкви. Мы служим народу на тех же правах, как и государство ему служит. Государство не над Церковью, а рядом с нею, с равной ответственностью пред Богомоно за тело, мы за душу».
  
«Права Церкви – от Бога» – такое можно прочесть у Первосвятителей XVII века, но трудно представить, что это говорит русский священник в Москве во времена Сталина. В XVIII и XIX веках в Православном Царстве такие речи были под запретом со времен Петра I. Таких слов мы не слышим даже сегодня. Невозможно, чтобы доклады протоиерея Г. Разумовского, архиепископа Серафима (Соболева), митрополита Нестора (Анисимова), выступления протоиерея В. Шпиллера были составлены по указке власти или даже самого тов. Берии, как в этом нас хотят уверить нынешние обновленцы, хотя и не подтверждают этого документами. Это ложь.
   Итак, в отношении экуменического движения наше священноначалие в 1948 г. и в 1961 г. приняло два прямо противоположные решения. Так как решения эти в обоих случаях должны были основываться на священном Предании (а на него ссылаются и сторонники, и противники участия в ВСЦ), то ясно, что только одно из них могло ему соответствовать, потому что священное Предание не может дать два противоположных ответа на один и тот же вопрос в сходных обстоятельствах. Конечно, Предание может быть неверно истолковано, но Деяния Всеправославного Совещания 1948 г. не оставляют сомнения в том, что решение было принято после серьезного рассмотрения богословских и канонических доводов. Вывод может быть один: решение о неучастии в экуменическом движении основано на священном Предании и Писании и более точно выражает православный взгляд на эту проблему. Решение же о вступлении в ВСЦ было принято необоснованно, без опровержения Резолюции 1948 г., исключительно по соображениям церковной политики. И противодействие выходу из ВСЦ, на котором столь обоснованно настаивает большинство народа церковного, определяется сегодня тою же политикой.
   Изучая проблему участия Православных Церквей в экуменическом движении, мы должны учитывать и то, что Церковь всегда испытывала давление со стороны государства и других сил мира сего и не была полностью свободна в области церковной полигики, тем более внешней, к которой относятся взаимоотношения с неправославными «церквами». Некорректно преувеличивать такое давление в 1948 г. и не замечать его в 1961 г. или в наше время.
   Сегодня положение таково: на место диктатуры безбожников встала другая, не менее страшная диктатура – мирового сообщества с его новым мировым порядком, готовящая пришествие антихриста. Со времени разрушения Советского Союза наша Россия, а значит и Церковь, подвергаются давлению непосредственно от хозяев нового мирового порядка. Современное Российское государство отказалось нести ответственность за народ, зато нашлось немало охотников приобрести его душу. С самого начала перестройки на Русь явились «семяторговцы», ряженые под «сеятелей», и соблазнили многих «малых сих». «Евангелизацией» методом покупки душ занялись протестантские проповедники и эмиссары Ватикана. Одновременно американские «учители», местные «правозащитники» и даже римский папа подняли крик о тоталитаризме Православия, а Церковь вынуждена униженно напоминать государству о своей роли в истории и культуре России. Хорошо еще, что НАТО не угрожает разбомбить здание Московской Патриархии в Чистом переулке, занимаясь пока «просвещением» наших сербских братьев.
   В современных условиях участие в ВСЦ и в работе всевозможных экуменических организаций и смешанных богословских комиссий, безусловно, ослабляет единство Церкви и усиливает недоверие паствы к пастырям. Если Церковь откажется от своего многовекового опыта борьбы с поползновениями диавола смешать ложь с истиной, то подобное смешение станет привычным и тем более пагубным, что не всякий заметит примесь. А смешение это уже налицо. «Православные экуменисты» открыто, в печати и по «христианским радиоканалам» проповедуют ересь и совращают в нее мирян. Архиепископ Серафим еще пятьдесят лет тому назад отметил: «Ныне среди православных царствует всеобщее ослепление в вопросах веры».
  
Далеко не все готовы встать «на путь истинной христианской жизни, на путь безкомпромиссной борьбы со страстями и грехом, через неуклонное исполнение божественных заповедей, на путь узкий, скорбный и тернистый», – говорил архиепископ Серафим (Соболев). А потому вопрос об экуменизме, его приятии или неприятии, сводится на самом деле не к логическим доказательствам и сиюминутной пользе, но к выбору пути. Один – истинный, узкий путь – ведет ко Христу и спасению, другой – лживый и широкий – ведет к гибели. Враг нашего спасения расставляет ловушки на все вкусы: экуменизм, обновленчество, секты, расколы, масонские ложи и т. п. В результате – отступление православных от своей веры через попрание ими воли Божией, явленной в священном Предании, неотъемлемой частью которого является догмат о Церкви. Одна из причин этого отступления – участие Русской Православной Церкви в экуменическом движении.
   Это участие оправдывается тем, что оно будто бы дает возможность нести истину Православия еретикам, или что оно избавляет нас от изоляции. Но подобные объяснения фальшивы, потому что экуменисты заинтересованы не в истине. Наоборот, все их усилия, вольно или невольно, направлены на борьбу с истиной и на разрушение оплота ее – Церкви Христовой. Поэтому архиепископ Серафим (Соболев) совершенно справедливо сделал вывод: «Отношение православных экуменистов к экуменизму является сплошным безчинством. Но в безчинстве, по учению апостола Павла, нет любви. Любовь, – говорит он, – не безчинствует (1 Кор. 13, 5)».
   Предостерегая от соблазна «экуменической любви», архиепископ Серафим (Соболев) говорил: «Да избавит нас Господь от такой любви... Да, мы одиноки. Но в этом одиночестве, в этой нашей обособленности – залог спасения от гибельного натиска на Русскую Церковь со стороны масонства, залог спасения не только Русской, но, может быть, и всей Вселенской Православной Церкви...»
  
В заключение еще раз повторим сказанное выше. Оба решения – и отказ от участия в ВСЦ в 1948 г., и согласие на такое участие в 1961 г. – были приняты священноначалием по согласованию с государством, но лишь одно из них может быть основано на священном Предании. С 1948 до 1998 года ни экуменическое движение, ни тем более Церковь не изменились. Именно отказ от участия в экуменическом движении в 1948 году имеет глубокие богословские и канонические основания. Они остаются неизменными и поныне, и их невозможно ни опровергнуть, ни замолчать. Именно они служат основанием для тех, кто, будучи искренно предан Церкви, с доверием обращается к священноначалию и настаивают на исправлении допущенной в 1961 году ошибки (или скорее вынужденного решения), призывают вернуться к той точке зрения, которая была обоснована и принята на Всеправаславном Совещании в 1948 году. Русская Православная Церковь, как и некоторые другие поместные Церкви, вынужденно пошла на экуменические контакты. И тем самым, по словам архиепископа Серафима (Соболева), «наложила пятно на великую нашу Русскую Церковь». Смыть это пятно можно и нужно как можно быстрее.
   Единственно приемлемой и теперь уже крайне необходимой мерой для решения этой болезненной проблемы может и должно стать открытое обсуждение того, допустимы ли экуменические контакты, полезны ли они для Церкви и, если нет, то как их прекратить. Такому серьезному и искреннему обсуждению могут помочь Деяния Всеправославного Совещании в Москве в 1948 году.
   Слова протоиерея Григория Разумовского, сказанные им 50 лет тому назад, оказались пророческими. «Истинно верующий народ, жадно внимающий Слову Божию и старающийся претворить его в жизнь», отверг экуменическую ересь. Нашлись и такие, «которые способны вместе со словом Божиим принимать материальные подарки и материальное устройство... Вера их не выше веры бесовской». Пусть «православные экуменисты» открыто объявят о своем несогласии с учением Церкви, покинут Церковь и станут просто экуменистами. Тогда оставшиеся единым сердцем смогут исповедовать веру в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, а на ближайшем Соборе будут повторены слова 50-летней давности: «Наша Церковь не хочет, не может и не должна быть под влиянием нецерковных организаций. Мы будем оберегать свою духовную свободу, как неоценимое сокровище».

«Осуждение ереси экуменизма», «НИ-КА», Житомир, 2002 г.


6. Плоды экуменического древа

   Учение, на протяжении 2000 лет исповедуемое Православной Церковью, есть истина, которая всегда едина и имеет четкие границы, отделяющие ее от лжи. Однако зародившееся на Западе в начале XX века экуменическое движение, распространившееся по всему миру подобно эпидемии, восстало на неприкосновенность догматического учения и канонического права нашей Церкви. Идея объединения всех существующих христианских верований (а затем вообще всех религий) с целью достижения «вероисповедного единства» привела к возникновению новой секты с экклезиологической ересью, называемой экуменизмом. И этому немало способствуют закулисные силы мирового зла.
   Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» несоединимое – истину с ложью, надеясь, что люди, обманутые мнимым благородством их лозунгов о мире всего мира, не заметят страшной подмены.
   Православному христианину нет необходимости дискутировать о том, каким должно быть отношение Церкви к еретикам и инославным исповеданиям. Следование канонам, определениям Вселенских и Поместных Соборов – вот что заповедует нам Церковная Полнота – святые отцы. Они многократно предупреждали, что всякое толкование евангельской истины падшим человеческим разумом приводит лишь к ее искажению.
   Христос принес на землю Божественное учение совершеннейшее, без единого недостатка, затем Семь Вселенских Соборов изложили это учение в виде Соборных постановлений и канонов, которые и определяют границы православной церковной истины. Преступающий догматическую или же каноническую межу свидетельствует о своем непослушании Церкви и находится вне ее, по слову Спасителя: аще бо и Церковь преслушает, то да будет тебе яко язычник и мытарь (Мф. 18, 17).
   Некоторые говорят, что в Церкви существуют вопросы, не имеющие четкого ответа или возникающие в ходе развития научного прогресса. Согласиться с таким мнением – значит признать, что учение Христа несовершенно и Господь, давая его, якобы не знал, что человечество столкнется с клонированием, генетикой и прочими изобретениями современности. Это могут утверждать либо не знающие церковной истины, либо враги Церкви. На любой возникающий вопрос для каждого ищущего в православном учении есть определенный и четкий ответ. Сам Господь, наставляя апостолов, повелел не уклоняться, давая неясные ответы, но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37).
   Экуменическая ересь упраздняет четкие границы христианского учения и предлагает нечто среднее между «да» и «нет». Отсюда познаем, что учение это антицерковно. Конечная цель экуменистов – создание «новой мировой религии», которая дозволяла бы разнообразие догматов и сохраняла традиционную обрядовость верований, входящих в ее состав, но при этом экуменизм реформирует все конфессии в своеобразные идеологические культурно-просветительские учреждения, имеющие свою определенную территориальную зону. Новая экуменическая (вселенская) религия строго запрещает прозелетизм, то есть обращение в свою веру адептов других конфессий, и признает все верования спасительными. Это идеологическая основа «нового мирового порядка». Единая лжерелигия экуменизма так же проповедует необходимость разрушения суверенных национальных государств и объединения всего человечества в единое государство с новой всеобщей религией и единым мировым правительством во главе с единым президентом. Это является тайной масонской подготовкой всех людей земли к приходу лжемессии – антихриста.
   Идеологи экуменизма пытаются под видом любви соединить истину и ложь, добро и зло, пшеницу и плевелы. Но как невозможно совместить огонь с водой, так невозможно сочетать истину с ложью. Любовь к ближнему заключается в том, чтобы отвратить заблудшего от ложного пути ради спасения его и своей души, как об этом возвещает святой апостол Иаков: пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак. 5, 20).
   Сам Христос подал пример ревностного отношения по Бозе, грозно изгоняя продающих и покупающих из храма. И святые отцы строго обличали еретиков. «Если же кто обвинит меня (за обличительные слова) в дерзости, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – и я, в свою очередь, обвиню того в крайнем безумии». Поэтому если возникает у христианина некое сочувствие к еретикам, то это, по слову святых отцов, означает, что он еще не имеет твердой веры, ради которой мученики шли на смерть.
   И пусть не смущает читателя категоричность высказываний отцов в адрес еретиков – это и есть тот дух ревности, о котором свидетельствовал святой апостол, говоря: духа не угашайте (1 Фес. 5, 19). Этот дух верности Православию помогает раскрыть тонкости экуменической экклезиологической ереси ради сохранения истины в том чистом виде, в каком она была проповедана апостолами, и воспрепятствовать попыткам еретиков исказить учение Церкви под предлогом необходимости «осовременить» его.
   Экуменисты, не находя достоверных свидетельств в пользу своего заблуждения в Священном Писании и наследии святых отцов, обычно ссылаются на труды некоторых современных богословов, зараженных духом либерализма и пытающихся оправдать новое «крещенское» богословие, то есть признание благодатности всех еретиков и раскольников на основе их веры в то, что Иисус есть Христос. При этом они путем вольного или невольного искажения христианских истин внедряют в сознание православных идею необходимости «вероисповедного единства», якобы для достижения мира и безопасности народов земли. Но Сам Господь наш Иисус Христос сказал ученикам: Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение (Лк. 12, 51). Потому-то нам, православным христианам, необходимо во всем следовать апостольскому учению, которое спасительно и неизменно до скончания века и которое повелевает: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден (Тит. 3, 10–11).
   Святые отцы, духом ведая, что либерализм и индифферентизм в вере с годами будет распространяться и утверждаться, много внимания уделяли обличению еретических и инославных учений. Сейчас пришло время внимательно отнестись к происходящим в православном мире процессам «обновления» и дальнейшего перехода к единой «мировой религии». Необходимо как можно глубже изучать церковные каноны, которые повелевают: «Не должны быть вводимы новости вопреки Писаниям и Церковным Преданиям» (Книга правил, 1862, с. 477; Алф. Синт. Beveregii, Annotat. in h. can. p. 19).
   Тех же, кто утратил верность Христу и спасительному учению Его Церкви, с любовью призываем к покаянию и оставлению еретических заблуждений, да обратятся на истинный – православный – путь спасения во Христе Иисусе Господе нашем.

Митрополит Иикодим (Ротов)

   Одним из последователей экуменических идей митрополита Палладия стал епископ Ярославский Димитрий (Градусов) (1881–1956). Бывший юрист и сторонник реформаторских идей обновления Церкви, он постриг в монашество, затем рукоположил вопреки канонам восемнадцатилетнего студента Борю Ротова в диаконы, а через два года – во иеромонахи. Епископ Димитрий при помощи своих связей сделал юноше головокружительную карьеру: в 28 лет Ротов был уже начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а в 30 – возведен в сан епископа и назначен председателем созданного им же Отдела Внешних Церковных Сношений (ОВЦС). С этого времени начинается открытая проповедь разделенческого богословия в Русской Церкви.
   Ротов проповедует еретическое учение «о грехе разделения», которое заключается в том, что якобы Церковь согрешила, разделившись на конфессии, и теперь нуждается в воссоединении. Такое учение искажает догмат о сятости и непогрешимости Церкви. Поскольку православное исповедание гласит, что еретики всегда отпадали от Церкви, а не разделяли ее на равнозначные части. Таким образом, ересь разделенческого богословия заключалась в признании Православия якобы отступившим от истины и преобразовавшегося в одну из конфессий.
   Устроив ОВЦС по типу масонской пирамиды, Ротов сблизился с ревностным сторонником экуменизма, видным деятелем масонской YMCA, греческим профессором Г. Аливизатосом, получившим впоследствии, по инициативе митрополита, степень почетного доктора Московской Духовной академии.
   В начале 60-х годов по настоянию Ротова был подписан документ о вступлении РПЦ МП во ВСЦ. В декабре 1961 года митрополит Никодим присутствовал на III Генеральной Ассамблее в Нью-Дели (Индия). В то время, когда в России коммунисты закрывали один за другим храмы, когда тюрьмы были переполнены священнослужителями и монашествующими, митрополит Никодим открыто высказался об отсутствии гонений на Православную Церковь в СССР. Он утверждал, что слухи об арестах и притеснениях верующих людей – всего лишь миф.
   Ротов умел лгать и оправдывать свою ложь церковной необходимостью. Он не был приспособленцем и четко проводил в жизнь политику масонской экумены. Понимая, что гордые католики никогда не согласятся склониться перед Православием, Ротов задумал сложить Русскую Православную Церковь у ног римского папы. Но для этого было необходимо:
   1. Взрастить и поставить на ключевые посты преданных делу экуменизма епископов.
   2. Изменить программу обучения в духовных учебных заведениях (семинариях и академиях), направив их в экуменическое русло протестантского богословия.
   3. Произвести замену пастырей, противников экуменических идей, на молодых и активных священнослужителей-экуменистов .
   Ротов надеялся, с помощью подкупов и интриг, стать Патриархом и тогда в приказном порядке, пользуясь услугами КГБ, исполнить заветную мечту – присоединить Православную Церковь к папскому престолу. Он открыто сослужил с латинянами, нарушая канонические правила Церкви, строго запрещающие какое-либо общение с еретиками. «По великим праздникам – на Рождество Христово и на Пасху – в католический храм, что в Ковенском переулке в Санкт-Петербурге, – вспоминает иподиакон Ротова, – по благословению митрополита Никодима направлялся, в качестве гостя, представитель Ленинградской митрополии. Местный ксендз – о. Иосиф Павилонис – по приглашению Владыки ежегодно присутствовал за пасхальным богослужением в алтаре Николо-Богоявленского кафедрального собора и приглашался к Причастию Святых Христовых Тайн». Правда, при этом Ротов не упускал случая высказаться и в защиту Православия, которое он на самом деле предавал. Он утверждал, что допускает единство только на основе неповрежденной православной веры, но она-то, по его убеждениям, ныне якобы утрачена из-за разделения с еретиками.
   В каждой епархии теперь, под прикрытием ОВЦС, создавалась своеобразная секта никодимовцев, во главе которой ставился молодой епископ, обязательно прошедший подготовку за границей. Ведь общение с еретиками, запрещенное Спасителем через апостола Павла, заражает общающихся индефферентизмом (равнодушием к исповеданию веры). Правда, остроумные защитники памяти Никодима Ротова придумали легенду, что будто бы власти запретили епископские хиротонии, а «полководец Никодим» добился рукоположения молодых епископов для заграничных епархий. В действительности же Ротов стремился к тому, чтобы ни один епископ не был поставляем без его ведома. Новорукоположенных по его протекции «несовершеннолетних» епископов он отправлял на стажировку а пекло экуменических сборищ, что давало возможность проверить «молодцов» на деле, перед тем, как назначить на ключевой пост.
   Особое внимание митрополит Никодим уделял епархиям, расположенным вокруг Москвы, опасаясь, что при объявленном им соединении с католиками епископы могут не подчиниться, и потому на кафедры туда назначались самые преданные его чада.
   Перед рукоположением во священство митрополит Никодим задавал вопрос ставленнику: «Обещаешь ли, что если я перейду в католичество, то и ты последуешь за мной?» И если кандидат отвечал: «нет», то его быстро затирали. Этот прием широко использовался никодимовцами и в последующее время, когда практически у каждого столичного ставленника перед рукоположением спрашивали о его отношении к экуменизму. И только в том случае, когда оно было положительным, – рукополагали.
   Особенную поддержку Ротов получал в лице евреев и порочных меньшинств. Еврею обычно советовали сменить фамилию, и после этого рукополагали, а мужеложество среди клириков, по слову преп. Иосифа Волоцкого, всегда было одним из главных оснований всякой ереси.
   Ротов стремился снабдить своих питомцев докторскими званиями. Теперь богословом считался только тот, кто имел соответствующее образование и ученую степень. Мнение простецов, хотя бы это были люди святой жизни, ни во что не ставилось. Такие приемы необходимы были Ротову для того, чтобы в случае возмущений со стороны простого народа богословская комиссия, состоящая из никодимовцев, могла защитить любую ересь, представив ее сначала одним из церковных мнений, а затем, при помощи «авторитетов», ее утвердить.
   Перейдя на Ленинградскую кафедру, Ротов особое внимание уделил экуменизации Санкт-Петербургской Духовной академии, где он в скором времени учредил афро-азиатский факультет для чернокожих иноземцев из Уганды.
   Выпускники академии направлялись на учебу в католические и протестантские богословские институты в Германии, Италии, Швейцарии. Ротов стремился привлечь в семинарии наукообразного идола западного «богословия». Для этого его последователями часто рассматривались вопросы, давно имеющие четкие определения в церковной канонической практике. Риторические же полемики вносили путаницу в каноническое право.
   Апогеем стараний владыки Никодима в этом направлении стало противоканоническое решение Священного Синода РПЦ от 16 декабря 1969 года, позволявшее православным причащаться в католических храмах и признавшее, таким образом, действенность и благодатность Святых Тайн у еретиков. И хотя это скандальное «разрешение» было отменено в 1986 году, все же гнойная закваска «благодатности таинств еретиков» сохраняется в академическом богословии и по сей день.
   Поклонники Ротова часто пытаются доказать, что он был искусным политиком, но отнюдь не предателем Православия; тем не менее, владыка Никодим не прилагал усилий, чтобы воспрепятствовать закрытию в своей епархии православных храмов. К середине 70-х годов в Ленинградской и Новгородской епархиях, которые митрополит Никодим упразднил в одну, оставалось всего около 40 храмов. Защитники Никодима любят ссылаться на то, что время тогда было сложное, однако живший в то же самое время архиепископ Гермоген (Голубев) не позволил властям закрыть ни единой церкви в своей Калужской епархии. Он открыто обличал еретиков-католиков и вступившего с ними в литургическое общение митрополита Никодима. За это архиепископ Гермоген был обманным путем отправлен на покой в Жировицкий монастырь.
   Имея возможность часто бывать за границей, Ротов посещает Афон. Он едет туда не случайно, поскольку знает, что Афон, имеющий огромный авторитет в православном мире, может помешать его планам воссоединения с латинянами.
   Ротов принимает решение населить Афонские обители постриженными и рукоположенными им монахами, выпускниками Санкт-Петербугской семинарии и академии, считающие католиков братьями, а не еретиками. Он рассчитывал на их поддержку в тот момент, когда будет осуществляться воссоединение. Но претворить свои коварные униатские планы Ротову так и не удалось.
   Рассказывают, что где-то в 1965 году митрополит Никодим повстречался с блаженной старицей Пелагеей Рязанской, которая ему прямо сказала: «Сдохнешь как собака у ног своего папы». Спустя 13 лет митрополит Никодим отправляется в Ватикан на аудиенцию к новому папе Иоанну Павлу I. Полный желаний поскорее приблизить заветное соединение, Ротов исполняет обязательный для всех обряд целования папской туфли. После непродолжительной беседы Ротову стало плохо, и он, склонившись на колени перед римским первосвященником, испускает дух. При этом папа-еретик прочитал молитву над умирающим, а затем, выступая перед кардиналами, Иоанн Павел I сказал: «Третьего дня скончался в моих объятиях митрополит православный Ленинграда. Какие прекрасные вещи он рассказывал мне о Православной Церкви...».
   Что же могло привести в восторг главу латинян? Неужели он, имеющий столь обширные знания в церковной истории, никогда не слышал о Православной Церкви? Конечно же знал. Но Ротов проповедал в Ватикане новое, еще неведомое католикам «православие», готовое отвергнуть вековые истины и предательски последовать еретическому папскому учению.
   В России настолько были ошеломлены вестью о смерти митрополита Никодима, что многие не поверили и подумали, что владыка просто решил навсегда остаться в возлюбленном им Ватикане.
   Удивительно, что ставленники Ротова не желают видеть в его кончине следствие гнева Божия, но всячески оправдывают своего «авву», оставаясь верными его экуменической ереси. Видимо, в этом и кроется причина официального гонения на блаженную старицу Пелагею, предсказавшую позорную смерть владыки и последующее горькое отступничество архиереев-экуменистов.

Плоды экуменического древа

   Богомудрый апостол Павел, будучи сам проповедником истины среди безбожных язычников, повелел: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся (Тит. 3,10). Эта апостольская заповедь является руководством для всех верных чад Церкви, в особенности же для священников и епископов, призванных учить народ и управлять церковными делами. В тексте архиерейской присяги, торжественно даваемой кандидатом в епископский сан, говорится: «Обещаюся Каноны Святых апостол, Седми Вселенских и благочестивых Поместных Соборов и Правила Святых Отец хранити и соблюдати. Вся, яже тии прияша, и аз приемлю, и их же тии отвратишася, и аз отвращаюся. Еще же обещаваюся Предания Церковная, уставы святыя и чины вся Кафолическия Восточныя Православныя Церкве хранити неизменно... К сим же обещаюся ничтоже творити ми по нужде, аще и от сильных лиц или от множества народа нудиму, аще и смертию ми воспретят, веляще что сотворити ми вопреки Божественным и священным Правилом... Аще же обещанное зде мною что преступлю, или Божественным Правилом явлюся противен.., тогда абие лишен да буду всего своего сана и власти, без всякаго извета и слова, и чужд да явлюся дара небеснаго, при посвящении возложением рук даннаго мне Духом Святым».
   Однако ревность о чистоте Православия в последнее время у многих архиереев вызывает лишь усмешки и раздражения. Каноны им уже не авторитет, а присяга считается лишь устаревшей формальностью. Епископы-экуменисты с каждым годом все больше и больше погрязают в своей неправославной политике, навязывая ее всему клиру и стремясь как можно скорее узаконить экуменизм. Если раньше последователи этой ереси тайно издавали свою литературу, то теперь их книгами переполнены практически все церковные лавки. Захватив власть, они уже запрещают клирикам обращать в Православную веру латинян, объявляя обращение еретика в Православие грехом прозелитизма.
   Выступая по радио «Эхо Москвы», один из ведущих современных экуменистов-никодимовцев, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, прямо заявил: «Практически мы запрещаем нашим священникам обращать людей [в Православие]...», – то есть, другими словами, митрополит не считает латинян еретиками, как преп. Паисий Величковский, преп. Никодим Святогорец, преп. Амвросий Оптинский. Более того, известно, что латинская вера анафематствована Поместными Соборами Восточной Церкви. Сщмч. Иларион Троицкий, ссылаясь на слова свт. Филарета Московского, писал: «По законам церковным я предаю частную западную церковь всю суду Церкви Вселенской, то есть высшей инстанции, приговор которой, в отличие от мнения частного лица, не может быть отвергнут и отменен. А суд Вселенской Церкви давно известен: Восточные патриархи определили католицизм как ересь и пагубное учение, что было неоднократно подтверждено на Константинопольских и других Поместных Соборах».
   Вот и получается, что Православие, в экуменическом понимании, уже не является единственной спасительной верой, в которую всегда обращали всех отпавших от истины. К тому же экуменисты стремятся, подобно латинянам, направить служение Церкви духу времени, а не Христу. В обличение такого направления свт. Афанасий Великий говорит: «Подобает служить не времени, но Господу».
   Все же экуменистам никак не удается осуществить свою заветную мечту – соединение с Ватиканом. Столько времени заискивали они перед папой, но тот и не думает делиться с кем-либо своей «непогрешимой» властью, как об этом заявил представитель Ватикана Тадеуш Кондрусевич, который сказал, что никаких особых прав за Русской Православной Церковью на территории России Ватикан не признает, поскольку его «канонической территорией» является весь мир. И несмотря на заискивания и лобызания «православных» экуменистов, Ватикан назначил Кондрусевича «митрополитом всея Руси» и открыл четыре епархии на Русской земле. Никогда, за всю историю существования, Россия не имела на своей территории ни одной епархии латинской церкви.
   Говоря о диалоге с монофизитами или с так называемой армянской апостольской церковью, вырисовывается такая же предательская картина. Совсем недавно еретики, осужденные на Пятом Вселенском Соборе, открыли Ново-Нахичеванскую и Российскую епархию. На освящение основания нового еретического кафедрального собора в Москве приехал католикос всех армян Гарегин II (Нерсесян). Но может быть Русская Православная Церковь как-то воспрепятствовала открытию еретических храмов на своей канонической территории? Отнюдь нет. Откройте церковный календарь и вы не найдете в нем среди иерархов епископа Еревана или Эчмиадзина. Таковых не существует, зато Москву превращают в свои епархии все кому не лень. Таковы плоды экуменических диалогов.
   Тем временем ВСЦ узаконил рукоположение женщин, что является настоящим кощунством. В одном из своих выступлений генеральный секретарь ВСЦ Конрад Райзер сказал, что после его собеседований с представителями Православной Церкви он может сказать, что вопрос о рукоположении женщин в Православии остается открытым. Райзер сослался на богословское исследование этого вопроса, проведенное «православным» епископом Каллистом (Уэр) и Елизаветой Бер-Сигель, которые пришли к выводу, что «в православном предании не существует догматических или канонических причин для запрета рукополагать женщин». Д-р Райзер считает, что данное исследование откроет новую страницу в Православии, надеясь на то, что скоро в этой церкви-ветви так же будут рукополагать женщин. «Систематическое отстранение женщин от служения не может иметь чисто богословских обоснований», – сказал генеральный секретарь, считая исследование экуменистов якобы основанном на канонах и церковной традиции.
   Следующий этап падения ВСЦ – рукоположение геев; за допустимость такого деяния, вопреки церковным канонам, строго запрещающим принимать сан, согрешившим мужеложством, высказался известный диакон Андрей Кураев. Быть может, отец диакон искал какого-то оправдания и равноправия для несчастных больных людей с неправильной ориентацией, но все же, думается, этого делать не следовало бы.

О мнимой любви

   Итак, по плодам узнаем об экуменизме и видим, как стремительно ведет он своих последователей в бездну погибели. Не будем же безразличными к тому, что надругаются над нашей святыней. И если любящий сын бросается на тех, кто оскорбит его мать, то не с большей ли ревностью подобает нам вступить в брань с теми, кто хулит Церковь? О, если бы ты был холоден, или горяч! – говорит Господь наш Иисус Христос. – Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр. 3, 15-16). И потому не будем спать и закрывать глаза на беззакония людей, разрушающих истину, кто бы ни были они, монахи или миряне, епископы или старцы. Даже если Ангел с неба станет наставлять нас на путь лжи – да будет анафема.
   «Прекрасна ревность, – говорит свт. Григорий Богослов, – свидетели этого – Финеес, одним ударом копья пронзивший мадианитянку вместе с израильтянином, дабы избавить от поношения сынов израилевых, и за свою ревность получивший себе славное имя; а после него – те, которые говорили: возревновал я о Господе (3 Цар. 19,10); ревную о вас ревностью Божиею (2 Кор. 11, 2).., и не только говорили это, но и сильно чувствовали».
   Великую брань воздвигает диавол на души людей, поражая их сомнением, маловерием, а затем безверием увлекает в бездну вечной погибели. Но с теми, кто служит своим страстям, враг не силится воевать, его злоба направлена против исповедников Православной веры. Зная, что они не станут служить ему, если он явит себя пред ними во всей своей злобе, лукавый диавол старается предстать в виде светлого ангела, заботящегося о добродетелях, и так одурманивает умы людей, что те перестают отличать истину от лжи, и вместо того, чтобы стоять за правду, упорствуют в борьбе со Христом.
   Будучи в помрачении, несчастные думают о себе, что имеют знание от Бога, и дерзают называть святоотеческое наследие, обличающее еретиков, агрессивным. Они также утверждают, что «выход из тупика ненависти» может быть найден лишь при помощи сочувствия и взаимопонимания между православными и еретиками, что нужно принять в свое сердце отступивших от истины, отнестись к ним с любовью, как обходятся с близкими братьями и сестрами, а не стремиться понуждать их отказаться от своих неправославных взглядов.
   Такова, по их убеждению, настоящая христианская любовь, которая все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит (1 Кор. 13, 7). «Зачем, – говорят сторонники экуменизма, – спорить и раздражать отпавших братьев? Зачем отрывать руку, в которой еще теплится жизнь, ведь можно ее полечить и этим спасти! Строгость в деле спасения может лишь оттолкнуть. Мы люди цивилизованные и не должны повторять ошибок древних. Не будьте дикарями».
   Однако такие рассуждения противоречат учению Христа, повелевшего отсекать и здоровую руку, если она приносит соблазн (Мф. 5, 30). А мал ли соблазн, когда еретики хулят Божию Матерь? Когда они неправо говорят о Христе, представляя Спасителя как бы обманщиком? И вместо обличения и анафематства с врагами Божиими налаживают дружеские отношения? Оказывая «любовь» еретикам, экуменисты попирают нашу веру, и хулителей Христа называют своими братьями, чем свидетельствуют, что диавол – их отец.
   Так под покровом мнимой любви и гуманизма диавол увлекает души верных в состояние прелести. Они считают, что поступают по духу, а не по букве канона, и превозносятся в уме своем над святоотеческим наследием, не замечая того, как сами заражаются ересью и становятся на защиту гонителей истины, наследуя вечную погибель.

Авторитет в вере

   Для каждого человека существует некий авторитет, чаще всего общепризнанный, на который он опирается, принимая то или иное решение. Бог даровал людям Священное Писание и Предание в виде определений Вселенских и Поместных Соборов, канонических правил и наследия святых отцов. Это бесценное дарование и есть непререкаемый авторитет в деле спасения для каждого христианина.
   Епископ, старец высокой духовной жизни или духовник являются только носителями этого авторитета – непреложной истины. Они люди, через которых распространяется слово Божие не только на словах, но, в первую очередь, на жизненном примере, и потому, если в вопросах веры взгляды авторитетных для нас людей расходятся с учением Священного Писания или творениями святых отцов, то необходимо следовать голосу Церкви, то есть Священному Писанию, каноническим постановлениям и учению отцов. Например, святые отцы называют латинскую веру еретической, и хотя бы епископ, старец, даже ангел с неба говорили, что латиняне не еретики, а наши во Христе братия, то, без всякого сомнения, мы обязаны следовать за Церковью (святыми отцами), а не за теми, кто противопоставляет ей свое мнение. Ибо частное мнение в вопросах веры всегда называлось древними ересью, корень которой таится в противопоставлении своего мудрования учению Самого Христа. Такое состояние ума называется прелестью.
   Прелестник доверяет только себе, хотя часто и прикрывается благовидными оправданиями. Основным авторитетом для него является собственное мнение. Если же он узнает, что его понятие не соответствует Священному Писанию или наставлениям святых отцов, то вместо того, чтобы оставить усвоенное ложное мнение, прелестник всячески старается его оправдать. Оправдание же ложного убеждения, противоречащего писаниям отцов, уже является еретическим. Иногда прелестник заимствует мнение извне, к примеру, от какого-либо авторитетного «богослова» или еретически мудрствующего старца, соглашается с ним и всячески его защищает.
   Смиренный человек не станет вступать в спор с наследием святых отцов, ибо он учится у них, а не горделиво исправляет. Он стремится вникнуть в смысл слов Священного Писания, а не искать в них мнимые противоречия. Смирению свойственно считать себя ниже всех и не превозноситься над отцами, не подвергать критике их «погрешности», как это делают еретически мудрствующие латинские богословы.
   Явно, что гордость – превыше всех зол, а смиренномудрие – величайшая добродетель, и потому стяжать его в последние времена весьма непросто, ибо если человек не станет убегать всякого превозношения и всякой человеческой славы, то не обрящет драгоценнейшего сокровища смиренномудрия. Оно настолько ценно в очах Божиих и столь недоступно диаволу, что, хотя он может подражать всем другим добродетелям, но о смиренномудрии не имеет и тени понятия. Потому-то первоверховный апостол Петр, ведая, насколько крепка и надежна добродетель смиренномудрия, заповедует нам облечься в нее (1 Петр. 5, 5) и желает, чтобы все имели ее как всегдашнее одеяние.
   Кто же смиренномудр, как не тот, кто имеет для себя авторитетом Священное Писание и Предание (святоотеческое наследие)? Таковой свидетельствует, что находится в послушании у Самого Христа и Его Святой Церкви. Кто же не согласен со святыми отцами, тот выказывает диавольскую гордыню, скрывающуюся в недрах его души. Бог наделил человека свободной волей, которая заключается в свободе выбора между добром и злом. Когда мы доверяем своему мнению, то это означает, что мы выбираем зло, а если же, отвергая его, ставим во главу угла учение святых отцов, то это – добро. Как ученик, спорящий с учителем, уже не ученик, но спорщик, так и христианин, оспаривающий учение святых отцов, не богослов, а хулитель. Авва Сисой говорил: «Будь смиренным, отвергайся своей воли, не имей земных попечений, – и обрящешь покой».
   Горделивая закваска некоторых богословов, порицающих писания святых отцов, постепенно заквасила и все тесто современного богословия, приучая искренне верующих людей, склонных к науке, не доверять отцам, а соглашаться с их учением только в том, с чем согласен поврежденный человеческий разум. Кто имеет смирение, как не тот, кто считает свой разум поврежденным многими страстями? Кто впал в гордыню, как не тот, кто считает себя достойным проверять истинность слов святых, которые великими подвигами поста, бдения и непрестанной молитвы сподобились быть просвещенными от Духа Святаго?
   Если ты стяжал благодать большую, нежели они, тогда дерзай, сверяй слова отцов с учением благодати Духа Святаго, а если нет, то зачем обманывать себя и других? Но кто может считать себя стяжавшим благодать, находясь в смертном сем теле? Только диавольская гордыня способна признать в себе великие дарования. Святые же отцы, будучи исполнены великих благ духовных, считали себя нищими духом и потому наследовали Царство Небесное.

Кого любит Бог, того и наказывает

   Блажен, кто во всем имеет послушание Христу, ибо соблюдение заповедей Его свидетельствует о любви к Нему. Любить Христа – не означает говорить слова любви, разжигаясь страстью, как это встречаем в рассказах о католических «святых», находившихся в состоянии прелести. Любовь ко Христу – в исполнении Его святых заповедей.
   К сожалению, истинное понятие любви, как добродетели, в последнее время искажено и все чаще вместо нее предлагается сектантская слащавость. Настоящая же любовь к ближнему, заключающаяся в обращении грешника от ложного пути, объявляется агрессией. Так рассуждают слепые вожди слепых, которые, не ведая света, тьму называют днем, а день – ночью.
   Любовь же долготерпит, – говорит апостол. – Она милосердствует к нищим и прощает обижающих; она не завидует потому, что не печется о земных благах, а всегда помышляет о Горнем; любовь не только не превозносится над святыми отцами, но считает себя ниже всех и думает о себе как о худшем даже скотов; любовь не гордится, потому что во всем повинуется заповедям своего Владыки Христа; она не бесчинствует, нарушая каноны святых отцов и постановления Вселенских и Поместных Соборов; она не ищет своего разумения, но во всем следует учению апостольскому; она не раздражается, даже когда и изгоняет из храма продающих и покупающих; любовь не мыслит зла, но и не потакает ему; она не радуется неправде, а сорадуется истине и всегда хранит ее как зеницу ока.
   Экуменисты называют грехом утверждение о том, что спасение возможно лишь в Православии. Они пытаются убедить верующих, что из-за такого категоричного мнения и произошли великие и малые разделения в Церкви Божией. Но разве разделился Христос? (1 Кор. 1, 13). Православная Церковь пребывает вовек нераздельной Апостольской Соборной. Священное Писание говорит: Един Гоподь, едина вера, едино крещение (Еф. 4, 5), а потому не злословием, но любовью к истине называют святые отцы строгое обличение всякой ереси. Христос не ласкою, а плетью изгонял торговцев из храма. «Господь кого любит, того наказывает, – говорит свт. Андрей Кесарийский, – и бьет всякого сына, которого принимает (Евр. 12, 6), и броздами и уздою привлекает к Себе не приближающихся к Нему (Пс. 31, 9), чтобы хотя по принуждению они обратились на правый путь, с которого совратились чрез обольщение».
   Блажен, кто поступает так же, ибо святой апостол Павел говорит: подражайте мне, как я Христу (1 Кор. 4, 16). А Христос не имел человекоугодия и не говорил иудеям ласковых речей, но с праведным гневом обличал их пороки, называя то лицемерами (Мф. 15, 7), то змиями и порождениями ехидны (Мф. 23, 33). Он говорил истину прямо, не привлекая лестью кого-либо, но сказал: Для того-то и говорил Я вам, что никто не может прийти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. И как повествует Писание: С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним (Ин. 6, 66–67). Ибо отступившие своим поступком свидетельствовали, что и прежде и теперь искали они лишь философской пищи для своего горделивого ума, и потому, когда услышали слова, несогласные с их мнением, то оспорили слышанное и отвергли Истину.
   Так что же, неужели Христос дал повод отделиться ученикам? – Нет. Разве Тот, Кто стоит у каждого сердца и стучит, Тот, Кто желает всем спасения, сказал нечто, чтобы отринуть многих? – Нет. Христос не отвергает никого, но и не понуждает. Он дал всем свободную волю. Но те, кто верили Ему как Богу, остались с Ним. Кто же деверяя себе, поклонялся своим мудрованиям, те отпали от Него, посчитав слова Спасителя неверными.
   Такова вера наша, чтобы мы верили Слову Божию, утвердившему для нас Церковь Свою Святую, которая является неизменной хранительницей истины в ее первоначальном виде. Она не искажает учения Христова ради того, чтобы привлечь неразумных и горделивых философов, подстраиваясь под диавольское ярмо свободомыслия. И как прежде, так и теперь, Иудеи требуют чудес, Еллины ищут мудрости, а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1 Кор. 1, 22-23).
   Священное Писание дает ясное определение отношения к ближнему, призывая возлюбить его как самого себя, но если он, согрешив, не приимет обличения и преслушает Церковь: то да будет яко язычник и мытарь (Мф. 18, 17). И святые отцы, отделяя стадо Христово от нехристей, называя пасомых овцами, а еретиков – хищными волками. Поэтому, если ты овца Пастыря-Спасителя, то не имей дружбы с еретиками, если же ты пастырь, то бей беспощадно словом обоюдоострым свирепых хищников, оберегая вверенных тебе овец – в этом истинная христианская любовь.
   Овца есть образ смирения, а волк – непомерной гордыни. И если Бог гордым противится, то почему ты оказываешь им почести и принимаешь как овец в доме своем? Неужели ты премудрее Бога, что ласкательствами ублажаешь тех, кому необходима плеть?
   Христос предупреждал учеников, что по отшествии Моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада (Деян. 20, 29), и это говорил он о еретиках, которые вошли в общество христиан и стали расхищать спасающиеся души, обольщая их своими хитросплетенными баснями. Кто любит Бога и братьев своих, тот не вкушает хлеб с еретиками, ибо знает, что, однажды или дважды сказав еретику слово истины, надо немедля отвращаться от него (Тит. 3, 10). А кто не слушает слов Писания и вступает с еретиком в сотрудничество и общение, тот свидетельствует, что находится в послушании у диавола.
   Если ты мирянин, то не принимай еретика в доме своем, дабы он знал, что надлежит ему прежде принести покаяние и только тогда будет принят в дом православного. Если ты священник, то не дозволяй входить в храм Божий отступившим от истины даже в малом. Ибо так повелевает 33-е апостольское правило: «Не принимать никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительной грамоты. И когда оная предъявлена будет, да рассудят о них: и если будут проповедники благочестия – да приемлются, если нет – [то] подайте им, что нужно, а в общение не приемлите их. Ибо многое бывает подлогом».
   Нет лучше свидетельства истины Православия, чем твердое следование заповедям и канонам. И если Христос повелевает отвращаться от еретика, то что же ты не поступаешь по слову Его? Боишься обидеть заблудшего? Но почему не боишься оскорбить своим общением Того, Кто пролил за тебя на Кресте Свою Кровь?
   Не думай, что своим усердным ласкательством ты способен спасти еретика, и сможешь уврачевать его прелесть. Человеку это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19, 26). Поставь засовы крепкие при дверях души твоей и стражу неусыпающую, дабы не пропустить тебе сочувствия к врагам Христовым. Внемли себе и пребывай в молитве и пощении. А если ощутишь в душе своей несогласие с Писанием или святыми отцами, то знай, что впустил ты волка в душу свою. Гони эту прелесть бесовскую слезами и покаянием, чтобы войти тебе в Царствие Небесное.

Не поклоняйтесь богу чуждему

   В правление нечестивого царя Юлиана, бесчеловечие которого было приукрашено человеколюбием, предложено было христианским воинам золото, но прежде чем получить его от руки царя, надлежало возложить на огонь фимиам. И многие доблестные воины, прежде обращавшие врага в бегство, теперь пали от малого огня и незначительного курения. «Большая часть не чувствовала своего поражения, – говорит о них святитель Григорий Богослов, – что было всего горестнее». Ибо если бы их поставили перед императором и потребовали отречения, то они, все как один, согласились лучше бы умереть, нежели отречься от Христа. Но вот те, которых не могли бы склонить к отречению страшные пытки, вдруг оказались предателями, посчитав, что повеление императора необходимо исполнять без промедления.
   Всемилостивый же Бог, не желая погибели некогда верных, но подпавших под обольщение воинов, обличил их через одного христианина, который, увидев отпавших молящимися после трапезы, сказал: «Что же это? После отречения вы призываете Христа? » Услышав такие слова, воины расспросили обличителя, в чем он видит их отречение, и когда тот рассказал им о принесенной ими жертве богам, тогда они, нисколько не оправдываясь, сразу же побежали к императору и потребовали себе казни с тем, чтобы пролить кровь за Иисуса и ею смыть свое неразумное поклонение и отречение. Они не пожелали оставаться в мире с порфироносцем, столь лукаво обольстившим их, но смело обличили его злочестие. За это и получили от Бога прощение прежде принятия мук. И хотя они не были преданы казни коварным богоотступником, а только отправлены в ссылку, как проявившие неповиновение, все же их поступок может научить многому.
   Экуменизм, как и всякая ересь, занимает оправдательную политику и пытается убедить верующих, что экуменическое движение ведет к единству всех верующих вообще, а не к объединению или смешению религий, и что это единство необходимо для того, чтобы противопоставить верующий мир воинствующему атеизму. Но каждому православному понятен абсурд такого оправдания. Объединяться с еретиками для войны с безбожниками – это все равно, что вступить в общение с демонами для борьбы против бесов. Ни одна религия, кроме Православия, не верит Богу и не служит Ему. Более того, всякая религия является богоборческой. Кто не со Мною, тот против Меня, – говорит Христос, – и кто не собирает со Мною, тот расточает (Мф. 12, 30).
   Экуменисты раскуривают трубку мира с язычниками на своих экуменических шабашах и от этого сатанинского дурмана пьянеют в собственной гордыни. Плоды их экуменического древа исполнены смертоносного яда. Не станем же соглашательством и молчанием предавать Православие. Не мир принес Христос на землю, но меч (Ср.: Мф. 10, 34), дабы мы сражались за чистоту веры до последней капли крови, чтобы обрести нам мир в вечных обителях Иисуса Христа Господа нашего. А потому и каждый христианин обязан внести свою лепту в противостояние экуменической ереси.
   Поспешим, о братия, противостать этой пагубной ереси, чтобы оказаться нам стойкими в вере и непреклонными в истине, а если и понадобится пострадать, то знайте: всяк, кто пострадает за истину, наследует вечное блаженство.

«Плоды экуменического древа. Экуменическое движение в экклезиологическом аспекте», Духовное наследие, 2005 г.


7. Унии и униатство (вопросы и ответы)

   В. Что такое уния?
   О. Уния (от лат. unio – единение, союз) – это скрепленное договором "объединение" некоторой части Православной Церкви с католической под властью папы. Безоговорочное признание власти папы всегда являлось неотъемлемым требованием к унии со стороны Ватикана, рассматривавшего ее как политический инструмент принуждения православных к принятию католичества, а униатство – как переходный этап к полной католизации. Со стороны православных унии принимались под давлением светской власти, видевшей в Риме, католичестве и униатстве опору своего правления.
   В. Каково "правовое" положение объединившихся с Ватиканом церквей?
   О. Церковь, объединившаяся с Ватиканом, теряет свое Православие и превращается в униатскую, которая в зависимости от национальных или поместных признаков может называться греко-католической (ГКЦ), украинской греко-католической (УГКЦ) и т. д. Таких церквей немало, хотя некоторые из них состоят всего из нескольких тысяч человек. Униатские церкви полностью зависят от Ватикана, который относит их к так называемым "восточным католическим церквам", однако Православие никогда не признавало законность униатства, рассматривая униатов как отторгнутых насильственным и обманным путем от их исконной веры православных, и стремилось вернуть их в лоно своей Церкви.
   В. Какие унии наиболее известны?
   О. Среди многих попыток "объединения" наиболее известны три унии: Лионская (1274), как первая в истории, Флорентийская (1439) и Брестская (1596), как принесшие наибольший вред Православию.
   Лионская уния была принята греками под давлением императора Михаила VIII Палеолога, отвоевавшего у латинян Константинополь и восстановившего Византийскую империю после захвата крестоносцами Константинополя и установления в нем латинской империи (1203–1261 гг.), который стремился укрепить свою власть и заручиться поддержкой папы. Однако подавляющее большинство греческого духовенства и народ не приняли унию, несмотря на уговоры и насилия Палеолога (ссылки, тюрьмы, ослепление, отсечение рук и т. п.), и с его смертью в 1282 году она прекратила свое существование.
   В. Что представляла собой Флорентийская уния?
   О. Уния проводилась по инициативе и под давлением греческого императора Иоанна VI Палеолога, который с помощью унии рассчитывал получить поддержку папы и помощь западных государств в борьбе с турками. На соборе, проходившем вначале в Ферраре и перенесенном во Флоренцию, присутствовали папа с католиками и Палеолог с Константинопольским патриархом и несколькими греческими митрополитами и епископами, которые – в большинстве своем по принуждению – подписали унию с введением "filioque" в Символ веры. Отказался от подписи только святитель Марк, митрополит Ефесский, который возглавил борьбу против унии. На практике уния продвигалась крайне медленно, так как подавляющее большинство греческого духовенства и мирян ее отвергли, к тому же помощь Запада не последовала. Дважды на соборах Иерусалимском (1443) и Константинопольском (1450) восточные патриархи Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский анафематствовали унию и отлучали ее приверженцев. После захвата турками Константинополя (1453) уния прекратилась, оставив незначительное число ее приверженцев. Но главное – она дала Риму основание для насильственного обращения в унию и католизации православных на территориях, принадлежавших некогда Византии.
   В. Каковы особенности и судьба Брестской унии?
   О. Брестская уния состоялась в Речи Посполитой при короле-католике Сигизмунде III Вазе. В 1595 году иезуитам удалось уговорить Киевского митрополита Рогозу тайно направить в Рим двух епископов и подписать с папой акт об унии (с признанием вселенской власти папы и "filioque"), которая, по мнению Рогозы, должна была улучшить положение православных, терпящих притеснения от властей и католиков. Православные сочли этот акт предательством и осудили на соборе. Однако Сигизмунд III утвердил акт о принятии унии, после чего Православие в Польше было объявлено вне закона, последовали новые жестокие гонения на верующих, в руки униатов были переданы более 700 храмов и 128 православных монастырей. Все епархии Белоруссиии, Западной и Центральной Украины, включая Киевскую, насильственно присоединены к унии.
   После возврата России ее западных земель униаты стали возвращаться в Православие и основная масса униатов (1,5 млн.) в 1839 году и остающиеся (50 тыс.) в 1874 году окончательно с ним воссоединились. Униатство сохранилось лишь в Галиции, отошедшей к Австрии, и других частях Карпатской Руси, находившихся за пределами России.
   В. Каково было положение унии и униатства в XX веке?
   О. После I Мировой войны в отторгнутых от России и переданных Польше западных областях Украины и Белоруссии униатство возродилось. Снова у православных власти стали насильственно отбирать храмы, а священников и мирян, не желающих перейти в унию, подвергать физическим расправам и преследованиям. В общей сложности были конфискованы 718 церквей. После II Мировой войны в возвращенных СССР западных областях униатство в результате гонений советской власти ушло в подполье, но в 1989 году было легализовано под названием Украинской католической церкви (УКЦ), затем переименованной в греко-католическую (УГКЦ). В том же году при потворстве властей начались захваты храмов униатами, избиение и надругательство над священниками и мирянами. Особенно пострадала некогда крупнейшая Львовская епархия, в которой из более тысячи приходов осталось менее сорока.
   Для большей привлекательности в Левобережье Украины и для России УГКЦ именуется просто как ГКЦ, проповедь и издательство ведутся на русском языке, а также одновременно действуют латинский и восточный обряды богослужения.
   В. Что такое "восточный обряд"?
   О. Восточный обряд – это такая разработанная иезуитами форма обращения в унию и католичество православных, главным образом, русских, где с целью привлекательности полностью сохраняется православная обрядовая форма богослужения, включая православное облачение священника с его внешним видом и манерами поведения, призывание православных святых и т. д. и даже Символ веры читается без "филиокве". Единственным условием является беспрекословное подчинение верховной власти папы. В Ватикане сразу же после установления в России власти Советов был срочно реорганизован отдел пропаганды восточного обряда и Восточная конгрегация, в которую он входил, непосредственно подчинена папе, а в Риме иезуитами создано училище миссионеров для России "Русикум", ныне действующее. Восточный обряд существовал до II Мировой войны и прошел апробацию на православных в Польше, но в СССР его внедрить не удалось. Однако II Ватиканский собор заявил о своем твердом намерении продолжать политику восточного обряда, и теперь, с возрождением униатства, он также возрождается.
  
В. Исходя из изложенного, что можно сказать в общем об униатстве?
  
О. Унии и униатство являются одним из главных методов обращения православных в католичество, основанном на принуждении, насилии и обмане и проводимом под давлением светских властей, католиков и прокатолической части "православного" духовенства, и служат основной задаче Ватикана – разрушению и поглощению Православия. В настоящее время главным проводником этих папских устремлений является экуменизм.

«Современный католицизм», М., «Одигитрия», 2000 г.


8. Тайное униатство – новая доктрина борьбы с Православием

   Меняются времена – меняется и стратегия борьбы католицизма с православием.
   Сегодня в Ватикане хорошо понимают, что агрессивная миссия и насаждение латинства может вызвать только ответные антикатолистические настроения в православной среде, а это весьма нежелательно для продвижения идеи "воссоединения церквей" под главенством "святого престола". Поэтому в последние десятилетия униональная стратегия Ватикана в отношении России заключается в том, чтобы открыто не заниматься откровенным латинским прозелитизмом среди отдельных русских "схизматиков", а повторить попытку навязать унию по "образцу" изменника Православной веры митрополита Киевского и всея Руси Исидора (XVI.): подчинить римскому "первосвященнику" – "викарию Иисуса Христа" сразу всю Русскую Церковь, оставляя за ней право не принимать никаких других латинских догматов и нововведений и тем самым как бы сохранить свою "восточную чистоту" – православный византийский обряд, уклад церковной жизни, каноническое право и даже православные догматы, с добавлением лишь признания примата римского папы. Причём признание папского примата должно заключаться даже не в поминовении папы за литургией, а "всего лишь" в утверждении Римом избранного первоиерарха Русской Церкви.
   Ради этой цели – поглощения Православия – Ватикан и использует метод проникновения в православную иерархию тайных униатов (или, что тоже, "тайных католиков"), которые, формально оставаясь в лоне православия, вели бы среди своей паствы прокатолическую пропаганду.
  
Главным рупором католической пропаганды в России является "Христианский церковно-общественный канал" (радиостанции "Благовест", "София" и др.), размещающийся на факультете журналистики МГУ ("Экуменический Центр апостола Павла"), финансирующийся католическим фондом "Помощь церкви в беде". Этот факт не скрывает и руководство радиоканала в лице его мецената – проживающей в Париже католички г-жи Иловайской-Альберти и главного редактора прот. Иоанна Свиридова. В результате щедрой помощи этого фонда "христианский радиоканал" имеет возможность вещать семнадцать часов в сутки! Как отмечалось в Обращении московского духовенства к Святейшему Патриарху Алексию II, "составители передач этого радиоканала постоянно заявляют, что радиопрограммы составляются православными и католиками с целью лучшего ознакомления с вероучением и жизнью обеих Церквей-"сестёр", однако в целом передачи "Христианского церковно-общественного канала" носят католический характер: сообщаются последние новости из Ватикана, рассказывается о католических праздниках и святых, делаются обзоры папских энциклик, многие события общественной и политической жизни комментируются с католической точки зрения". Вокруг этого радиоканала и объединяется немногочисленная группа сторонников церковного "обновления", как они себя называют, хотя речь идёт не об обновлении, а, скорее, о сближении с современным католицизмом. "Православные" священнослужители (главным образом из храма свв. Космы и Дамиана в Столешниковом переулке) по этой католической радиостанции нередко говорят об "исторических предрассудках Православия", состоящих, по их мнению, в нежелании сближения с римо-католиками под главенством папы. Из уст этих, так сказать, православных клириков часто звучит защита догматических лжеучений католицизма, апология латинских святых, униатское толкование многих церковных канонов и просто сомнительные высказывания, не имеющие ничего общего с вероучением Православной Церкви. Подвергаются ревизии, называются сомнительными и даже ошибочными творения святых Отцов, их согласная отрицательная оценка католицизма объявляется устаревшей и безграмотной. Предлагается переход нашей Церкви на католический григорианский календарь.
  
Однако, следует подчеркнуть, что симпатии и тяготения к католицизму у этих "православных" клириков (как и у всех "православных" неообновленцев и экуменистов) носят скорее всего внешний характер. Католицизм для них – это лишь более "современный", секуляризованный и комфортный вид христианства, не требующий особых жертв и оправдывающий человеческие страсти.
   Подобно "православным" клирикам во главе с протоиереем Иоанном Свиридовым, прокатолические идеи проповедует и известный иконописец архимандрит Зинон (Теодор). По мнению о.Зинона, нововведения Римской церкви "существа веры не искажают, а только выявляют особенности латинской традиции." Это высказывание отца Зинона явно противоречит учению Православной Церкви, выраженному как в Окружном послании Восточных Патриархов 1948г., так и в согласном мнении святых Отцов, определявших "безвинные", с точки зрения о.Зинона, нововведения Римской церкви как ереси, повлекшие к отпадению Рима от Единой Вселенской Апостольской Церкви.
   Впрочем, для самого архимандрита Зинона эти послания Восточных Патриархов и святоотеческие высказывания – всего лишь частные богословские мнения (в отличии, видимо, от мнений самого отца Зинона), а потому архимандрит Зинон, считая еретиков-католиков вполне православными, позволял им совершать у себя в Мирожском монастыре латинские мессы и сам причащался с ними облатками, что является характерной чертой доктрины криптокатолицизма.
  
Необходимо отметить, что понятие "тайный католик" не предполагает формального разрыва с Православной Церковью: тайный переход в католичество означает негласное принятие духовного лица в сущем сане в лоно т.н. "Вселенской церкви", то есть в евхаристическое общение и иерархическую связь с римским епископом (папой); при этом продолжается служение в Православной Церкви в прежнем сане и должности с целью постепенного насаждения среди прихожан и, возможно, духовенства симпатии к Западной "Матери-церкви" (римскому "святому престолу") и к католическому вероучению. Делается это очень осторожно и, часто, незаметно для неискушенных в богословских вопросах. Ещё в начале XX века папа Пий X разрешил принимать в унию православное духовенство с оставлением их на занимаемых местах при православных храмах, под юрисдикцией православных архиереев и петербургского Синода; на литургии было разрешено не произносить Filioque, не поминать папу, разрешалось молиться за Святейший Синод и т.п. (К.Н.Николаев. Восточный обряд. Париж. 1950. С.62). Характерной особенностью "криптокатолицизма" т.е. тайного католицизма является практика или, по крайней мере, поощрение причащения и в католических, и в православных храмах.
  
Именно тайное униатство отдельных священников или даже епископов должно, по замыслу ватиканских аналитиков, обеспечить дело унии с т.н. "апостольским римским престолом". Создать внутри Русской Православной Церкви прослойку архиереев и священников, симпатизирующих католическому вероучению и служащих делу заключения новой унии – вот основная задача Ватикана на современном этапе борьбы с Православием.

«Католицизм и его борьба с Православием», «Православный Благовестник», Киев, 2002 г.


9. В помошь «Святому и Великому собору Восточной Православной Церкви»

IV Всеправославное предсоборное совещание пройдет в июне в православном центре Константинопольского патриархата в Шамбези (Швейцария)

   В православном центре Константинопольского патриархата в Шамбези (Швейцария) 6–13 июня состоится IV Всеправославное предсоборное совещание.
   "Его участники рассмотрят тему церковного устройства православной диаспоры (православных, живущих вне границ какой-либо из поместных Православных церквей)", – сообщил корреспонденту 26 мая и.о. секретаря Отдела внешних церковных связей Московского патриархата по межправославным отношениям священник Игорь Якимчук.
   Он отметил, что за несколько столетий, прошедших со времени последнего, седьмого, Вселенского собора, "накопилось достаточное количество вопросов, требующих общецерковного решения ради укрепления единства и во избежание разделений в лоне единой Православной Церкви".
   "Для разрешения этих вопросов в обозримом будущем предполагается созвать Святой и Великий собор Восточной Православной Церкви", – рассказал собеседник агентства.
   Подготовку же к Великому собору было решено проводить путем созыва Всеправославных предсоборных совещаний и межправославных подготовительных комиссий.
   За прошедшие годы прошло три Всеправославных предсоборных совещания (Шамбези, 1976; 1982; 1986) и пять межправославных подготовительных комиссий (Женева, 1971; Шамбези, 1986; 1990; 1993 и 1999).
   Нынешний десятилетний перерыв в созыве совещаний и в работе подготовительных комиссий был вызван осложнением в межправославных отношениях из-за возникших разногласий между Московским и Константинопольским патриархатами по вопросу церковного устройства в Эстонии. Встреча предстоятелей и представителей Православных Церквей в октябре 2008 года в Стамбуле сделала возможным возобновление межправославного сотрудничества в подготовке Собора.
   На декабрь 2009 года намечено очередное заседание межправославной подготовительной комиссии.
   Сегодня в церковных и околоцерковных СМИ вовсю обсуждается подготовка восьмого вселенского собора. В июне и декабре этого года запланировано проведение двух встреч, направленных на подготовку т.н. Великого всеправославного собора. Вселенская Патриархия уже разослала приглашения на эти предсоборные встречи Предстоятелям всех признанных ею Поместных Православных Церквей.
   Необходимость возобновления подготовки к всеправославному собору, которая активно велась в 1960-х годах, была признана участниками Всеправославного совещания в Стамбуле в октябре 2008 года, в котором приняли участие покойный Патриарх Алексий II и митрополит Кирилл (Гундяев). Целью всеправославного собора, по мысли Вселенского Патриарха Варфоломея, может стать решение проблем, «которые продолжают отравлять добрые отношения между Православными Церквами», и «общие итоги диалога между Православной Церковью и католической».
   Впервые в новое время с инициативой созыва всеправославного собора выступил в 1901 году Патриарх Константинопольский Иоаким III, которого считают «первым экуменистом» в современном смысле этого слова на Вселенском Престоле. Первая Всеправославная конференция по подготовке такого собора собралась на греческом острове Родос в 1961 году под председательством Патриарха Афинагора и при участии в качестве представителя РПЦ МП наставника нынешнего Патриарха Кирилла епископа (позднее – митрополита) Никодима (Ротова).
   В приглашениях, разосланных Патриархом Варфоломеем, указано десять основных тем для предсоборных встреч:
  
1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ. «Согласно ныне действующим канонам, – поясняет Патриарх Варфоломей, – верные за пределами своего отечества принадлежат юрисдикции Вселенского Патриархата».
   2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.
   3. Процедура признания статуса церковной автономии.
   4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.
   5. Установление общего календаря праздников.
   6. Правила и препятствия для совершения Таинства Брака.
   7. Вопрос поста в современном мире.
   8. Связь с другими христианскими конфессиями.
   9. Экуменическое движение.
   10. Вклад Православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.
  
Агентство «AsiaNews» цитирует представителя Вселенского Патриархата священника Тецитиса, который утверждает, что сегодня официальное Православие находится в «глухом тупике», поэтому, по его мнению, пора, наконец, вплотную заняться проблемами, которые с каждым днем только нарастают и усложняются.

СВЯТИТЕЛЬ ФЕОФАН ПОЛТАВСКИЙ (+1940 г.)

   О Восьмом Вселенском Соборе я пока ничего не знаю. Могу сказать только словами св. Феодора Студита: «Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине». Истинно Вселенский Собор зависит не от количества собравшихся на него епископов, а от того, будет ли он мудрствовать или учить Православно. Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. – Знаменитый «разбойничий собор» был в свое время многочисленнее многих вселенских соборов, и, тем не менее не был признан вселенским, а получил название «разбойничьего» собора!
   Относительно церковной жизни в речах Спасителя указано для нас, как на одно из самых поразительных явлений последних времен, на то, что тогда «звезды спадут с небесе». По объяснению Самого Спасителя, «звезды» – это суть Ангелы Церквей, то есть епископы (Апок.1,20). Религиозно-нравственное падение епископов является, таким образом, одним из самых характерных признаков последних времен. Особенно ужасно падение епископов, когда они отпадают от догматов веры или, как выражается Апостол, когда они хотят превратить благовествование Христово (Галат. 1,7). Таковым повелевает Апостол изречь «анафему». «Кто вам благовестить паче еже приясте, – говорит он, – анафема да будет» (Галат. 1,9). И медлить здесь не нужно, продолжает он: «Еретика человека по первом и втором наказании отрицайся, ведый, яко развратися таковый, согрешает, и есть самоосужден» (Тит. 3,10–11). Иначе, то есть за равнодушие к отступлению от истины, тебя может постигнуть суд Божий: «Яко обуморен ecи, и ни тепл ни студен, изблевати тя от уст Моих имам». (Апок. 3,16).
   Тучи на мировом горизонте сгущаются. Приближается суд Божий над народами и лицемерными христианами, начиная с еретических и тепло-хладных иерархов. (...) Я не говорю от себя. А то, что я слышал от богодухновенных старцев, то и передал. (...) Господь помилует Россию ради малого остатка истинно верующих. В России, говорили старцы, по воле народа, будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть. Господь предызбрал будущего Царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он, прежде всего, наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малым исключением, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место. По женской линии он будет из рода Романовых. Россия будет мощным государством, но лишь на «малое время» (...) А дальше в мире наступит пришествие антихриста, со всеми ужасами конца, описанного в Апокалипсисе. (...) По многим несомненным данным время спасения России приближается. Грядущая радость с избытком покроет все наши настоящие печали и скорби. А в последнее скорбное время все верующие и верные Господу будут жить под особенным покровом Божией благодати, которая защитит и спасет их от всех козней антихриста!


10. Заключение

   В настоящее скорбное для России время каждый верующий православный христианин должен безотлагательно сделать свой выбор: оставаться до конца верным Христу и твердо стоять за чистоту Православия, либо встать на путь предательства Христа и Его Святой Церкви, на путь противления Самому Богу, соучастием в молитвенно-евхаристическом общении с еретиком-экуменистом Гундяевым, тем самым признавая над собой духовную власть того, кто поминается в Церкви в качестве канонической главы. Трьетьего, увы, не дано. К сожалению, подавляющее большинство, влекомое стадным чувством, пошло путем предательства, совсем не задумываясь о том, что за глумление над Церковью, над ее святыми канонами и догматами, придется в конечном итоге давать ответ перед ее Истинным Единственным Главой – Господом нашим Иисусом Христом.
   Лукавое время, лукавые люди… Но хочется напомнить тем, кто пошел путем предательства Веры Православной, что, как бы не усыпляли они свою совесть, и какие бы доводы они не приводили в свое оправдание, ждет их всех безславный конец – внезапная смерть без покаяния. В истории Церкви можно найти тому множество примеров, но главный из них – смерть без покаяния Иуды Искариота. Когда Господь наш Иисус Христос, будучи уже распят на Кресте, возгласил: «Жажду», то жестоковыйные иудеи поднесли к Его устам губку с уксусом. Но не пить хотел Господь, Он жаждал видеть покаявшимся у Креста Иуду («Посмертные вещания Нила Мироточивого»).
   И все же предатель не пришел и не покаялся. А почему? Да потому, что, как и бесы, предатели Бога, снизошедшие до бесовского помрачения ума чрез свою великую гордыню, не способны к покаянию. Но Господь Долготерпелив и Многомилостив, Он и теперь ждет всех новоиспеченных иуд, променявших первородство на чечевичную похлебку, у Своего Креста покаявшимися, дабы миновала их участь Иуды-предателя.
   Но не спешат предатели Истины в объятия Отчии, с каждым днем все дальше и дальше удаляясь от Бога и польностью усыновляясь паписту-кардиналу, утверждая над собою его духовную власть и разделяя вместе со своим «великим господином и отцом» (на самом же деле – сыном погибели) все его анафемы, под которые он подпал, «им же несть числа».
   Трижды предал Христа Апостол Петр, но оплакал свое отречение, покаялся, сотворив «плоды, достойные покаяния», и получил ключи от Царствия Небесного. Это ли не пример для подражания всем тем, кто встал сегодня на путь вероломного предательства, ведущий в вечную погибель.
   Почему же многие сегодня предпочитают идти путем Иуды, а не путем Апостола Петра? Ответ прост: человек, не устоявший в Истине, становится на путь борьбы с этой Истиной, так как она начинает обличать богоборца, обличать до тех пор, пока он окончательно не усыпит свою совесть, что в конечном итоге и приводит к печальной участи всех иуд – к смерти без покаяния. По этому поводу следует привести такой пример. Преподобный Григорий спросил своего духовного отца блаженного Нифонта, епископа кипрского города Констанции: «Отче, отчего люди умирают внезапно? – Сын мой Григорий, послушай, что о внезапно и без покаяния умирающих говорит Священное Писание: “И низложил еси я, внегда разгордешася”». Так же, по слову св. Антония Великого, «все грехи мерзки пред Богом, но всех мерзостнее гордость сердца».
   Вот и сегодня новоявленные предатели безчинствуют против Христа и Его Церкви, да еще и гордятся этим, выставляя напоказ разные «благовидные» предлоги, якобы они этим Церковь спасают, подразумевая под понятием Церкви стены храмовые и себя, любимых. Это ли не гордость сатанинская, кощунственная, полностью отвергающая назначение истинной Церкви, которая есть «столп и утверждение Истины». А те, кто встал на погибельный путь борьбы с Истиной, пребывают вне Церкви. Эти предатели откололись от нее, из друзей и верных Христовых соделались врагами Божьими.
   А чтобы и с нами, остатком малого стада Христова не случилось того, что произошло с теплохладными бывшими братьями и сестрами нашими, будем взывать ко Господу, чтобы послал Он в сердца наши любовь к Нему нелицемерную и благодатное желание постоять за Него и Церковь Его Святую до последней капли крови, ибо только «претерпевший до конца спасется».
   «Блюдите убо, како опасно ходите», ибо «близ есть, при дверех»

Ревнители всенародного покаяния


Сноски:

1 Деяния Совещания Глав и Представителей Автокефальных Православных Церквей в связи с празднованием 500-летия Автокефалии Русской Православной Церкви. 8-18 июля 1948 года. Т. 1–2. М., изд. Московской Патриархии, 1949.
2 Там же. Т. 1, С. 72.
3 Там же. Т. 1. С. 78.
4 Там же. С. 141–194.
5 В этом не оставляет сомнения хотя бы головокружительная церковно-административная карьера митрополита Никодима в годы «хрущевского» гонения на Церковь.
6 Деяния Совещания Глав и Представителей Автокефальных Православных Церквей в связи с празднованием 500-летия Автокефалии Русской Православной Церкви. 8–18 июля 1948 года. Т. 1, С. 92–93.
7 Там же. Т. 2, С. 41

Размещено: 28 июля 2009

© 2006-2009 Чин Всенародного Покаяния